Атлас
Войти  

Также по теме

Судьи — никто

  • 1492

Судья, позволившая себе публично усомниться в беспристрастности и независимости российского суда, судьей больше не будет. Так 8 октября решил Мосгорсуд, где раньше и трудилась Ольга Кудешкина. Теперь Кудешкина, проработавшая 20 лет федеральным судьей, собирается обратиться в Верховный суд, а если потребуется — и в Европейский суд по правам человека.

Дело судьи Кудешкиной тесно связано со скандальным делом следователя по особо важным делам МВД РФ Павла Зайцева, которого она должна была осудить за превышение должностных полномочий при расследовании дела о контрабанде мебели, реализуемой в магазинах «Гранд» и «Три кита». Но так и не осудила.

Летом 2000 года Государственный таможенный комитет сообщил о разоблачении группы контрабандистов, перевозивших в Россию элитную итальянскую мебель с уклонением от уплаты таможенных платежей на сумму свыше $10 млн. Уголовное дело поручили молодому энергичному следователю Павлу Зайцеву, который не теряя времени приступил к проведению следственных действий. В частности, осуществил ряд обысков и задержал по подозрению в контрабанде двоих человек. Тут посыпались жалобы в Генпрокуратуру, которая тогда затребовала дело. На этом следствие заглохло. 7 мая 2001 года «мебельное дело» за отсутствием состава преступления прекратили, а 20 декабря Генпрокуратура возбудила уголовное дело, но уже в отношении ретивого следователя МВД.

Летом 2002 года дело Зайцева попало в Мосгорсуд, а тот совершенно неожиданно следователя оправдал, указав, что именно действия сотрудников Генпрокуратуры не соответствовали закону. Уязвленная прокуратура добилась отмены этого решения в Верховном суде. 23 апреля 2003 года дело следователя Зайцева вновь вернулось в Мосгорсуд, где и попало к судье Кудешкиной.

Павел Зайцев на суде держался спокойно и уверенно. Из материалов дела следовало, что никакой он не оборотень и корыстной заинтересованности в «мебельном деле» у него не было. Гособвинитель Камиль Кашаев, убедившись, что показания потерпевших и свидетелей говорят вовсе не о том, что бы хотелось, стал диктовать суду, как следует оценивать представленные доказательства. Например, когда судья выразила желание заслушать свидетелей обвинения, прокурор ответил, что хватит с суда материалов следствия. А на вопрос, почему он так странно себя ведет, разъяснил, что это, мол, и есть тот самый состязательный процесс, о котором все мечтали. Бывалая судья Ольга Кудешкина со столь бесцеремонным поведением прокурора справилась, а вот шокированные народные заседатели 3 июля взяли самоотвод, заявив, что государственный обвинитель оказывает на них давление. На следующий день Ольгу Кудешкину пригласила к себе председатель Мосгорсуда Ольга Егорова и попросила заявления заседателей к материалам не приобщать, а по делу вынести обвинительный приговор. Кудешкина отказалась. Тогда Егорова распорядилась отстранить ее от рассмотрения дела.

Новый состав суда оказался менее строптивым и осудил Зайцева на два года лишения свободы условно, оставив работать следователем в одной из структур МВД. Федеральному судье Кудешкиной повезло куда меньше.

Вину Ольги Кудешкиной в глазах начальства усугубило то, что она вынесла сор из избы, а именно 1 декабря 2003 года в прямом эфире радио «Эхо Москвы» рассказала, как в действительности обстоят дела с состязательностью уголовного процесса и независимостью судей. А через два дня, опять же в прямом эфире «Эха», слова Кудешкиной подтвердили ее коллеги, четверо отставных федеральных судей. Рассказали, например, что никогда раньше не было такого, как сейчас, давления на судей со стороны Генпрокуратуры и руководства Мосгорсуда. Судья Екатерина Куренева рассказала, например, что написала письмо президенту о том, что на нее давит председатель Мосгорсуда Егорова, и после этого сама Генпрокуратура возбудила против нее административное дело по факту вырубки сосны на собственном дачном участке.

В Мосгорсуде бунт судьи решили подавить самым жестким образом. Председатель Мосгорсуда Егорова через профессиональный союз судей инициировала дисциплинарное расследование деятельности судьи-диссидента, после чего в Высшую квалификационную судейскую комиссию было внесено представление о лишении Кудешкиной судебных полномочий. В вину судье ставили непрофессионализм и «умаление авторитета судьи». Последнее следовало из таких вот высказываний: «Я сомневаюсь в существовании в Москве независимого суда»; «Судья — это чиновник, подчиненный председателю»; «Суд превращается в инструмент для сведения счетов»; «Никто не может быть уверен, что дело разрешат по закону». 19 мая этого года квалификационная комиссия досрочно прекратила полномочия Ольги Кудешкиной и лишила ее соответствующего квалификационного класса.

Это решение Ольга Кудешкина и обжаловала в Мосгорсуде, пытаясь доказать, что не хотела опорочить судей, а вовсе отстаивала судебную независимость. Но ей даже не дали возможности представить доказательства факта давления на нее со стороны представителей Генпрокуратуры и отказали во всех ходатайствах, так и не вызвав ни одного участника процесса по делу следователя Зайцева.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter