Атлас
Войти  

Также по теме

Сыграть в ящик

Телевидение меняется: в теленовостях рассказывают об избитых журналистах, на НТВ Венедиктов и Парфенов обсуждают отставку Лужкова, в Останкино осторожно говорят о грядущей оттепели. Возможно, вскоре уйдет в историю и главное достижение отечественной телеотрасли нулевых — программы-расследования, способные утопить любого публичного персонажа и удержать у телевизора даже слепого, ко всему безразличного зрителя. Елена Ванина расспросила работников федеральных каналов и составила для грядущих поколений учебник по созданию идеального фильма-компромата

  • 81766
ВОПРОС БЕЗ ОТВЕТА ВОПРОС БЕЗ ОТВЕТА
ВЛОМИТЬСЯ К ГЕРОЮ ВЛОМИТЬСЯ К ГЕРОЮ
РАСКРУТИТЬ СОБЕСЕДНИКА РАСКРУТИТЬ СОБЕСЕДНИКА
ДОСТАТЬ ЭКСКЛЮЗИВ ДОСТАТЬ ЭКСКЛЮЗИВ
ДИКТОРСКИЙ ГОЛОС ДИКТОРСКИЙ ГОЛОС

Самый обычный человек может выглядеть крайне таинственно, если снять его в темной комнате и правильно подсветить. То же касается и предметов − в схожей ситуации даже обычный булыжник будет выглядеть необычно

СЛИВ

Компрометирующая героя информация в виде документов, фотографий или видео, которую вы получаете тайно от третьих лиц. Для того чтобы получать подобные документы и сведения регу­лярно, нужно иметь своих людей в ведомствах, а также в разнообразных сферах обслуживания. Участковые, медсестры, официанты, горничные, депутаты, работники МЧС — лучшие друзья журналистов, которым необходим слив для работы.

Сергей Доренко, главный редактор радиостанции РСН: «Когда я руководил информационной службой Первого канала, у меня были специальные журналисты, прикрепленные к ведомствам: один из них дружил с МЧС, в баню с ними ходил. Ему всегда первому звонили, когда самолет куда бы то ни было летел, и его всегда брали с собой. Было двое журналистов, которые ходили в баню с милицией. Была жена кого-то из РЖД — она нам несла информацию оттуда. Эти притаскивают много барахла, добра и часто слива друг на друга».

Сотрудник телекомпании НТВ: «Нужно сначала отсидеть с человеком ночь под коньяк, и он становится твоим приятелем. Ему уже самому прикольно тебе информацию слить. Он уже как бы не сливает, а тебе помогает».

ДОСТАТЬ ЭКСКЛЮЗИВ

Ради уникальных кадров под видом обслуживающего персонала, водителя или продавца попасть в дом или офис к герою и снять нужное видео. В последнее время этот прием используется все реже: даже самые сенсационные заявления делаются под нейтральное архивное видео.

Сотрудник телекомпании НТВ: «Сейчас можно показать все что угодно, снятое с вертолета, и сказать, что это именно тот объект, который тебе нужен, — зритель поверит. Вот если ты с вертолета снимешь, как перед чуваком в шеренгу выстраивается вся его челядь, а он по очереди плюет им в лицо — тогда есть смысл, и это круто. В противном случае можно обойтись любыми архивными съемками. Бывают, конечно, фено­менальные ситуации, когда тебе нужно снять, например, видео под фразу, которую ты придумал заранее: «И это последний гвоздь в крышку гроба»; все гвозди уже вбили, а оператор протормозил. Ну что, тогда приходится подходить и говорить: «Так, давайте-ка еще раз поднимем гроб и сделаем вид, что вбиваем гвоздь в крышку».

ФАКТЫ И СУД

Если вам не удалось достать серьезный компромат на героя в виде документальных свидетельств, это еще не повод отказываться от идеи фильма. На самом деле факты, документы и серьезные свидетельства в подобных фильмах факультативны. У журналистов нет цели посадить героя в тюрьму, снять с должности или рассказать о нем правду. Главный смысл — развлечь или запугать зрителя, а значит, факты смело можно заменять домыслами, а реальное видео — постановочным или похожим видео из архивов. Самые спорные мысли и слова, напрямую обвиняющие героя в преступлении, вкладывайте в уста спикеров. Лучшая форма обвинительного закадрового текста — риторические вопросы и метафоры. Вместо того чтобы сказать «герой — убийца и вор», скажите: «В чьи руки текли эти реки денег и почему из его окружения каждый день загадочно исчезали люди?» Чем менее конкретен текст обвинения, тем меньше риск судебного прецедента.

Сотрудник телекомпании НТВ: «Скажем, диктор Полянский и безымянный автор сценария фильма про Лужкова ничего не утверждают впрямую. Они как бы оценивают слова предыдущего спикера. Тот говорит: «Лужков потратил 105 миллионов на инвалидов, а 250 миллионов на пчел». А диктор подхватывает: «Но зачем пчелам такие деньги?» И нужный градус есть, и судебной перспективы нет. Вообще же никакой специальной фактуры и фактов в таких фильмах обычно нет. Ну для тех, у кого нет интернета и «Коммерсанта», это может быть свежаком. Но вообще это чисто ритуальная штука: показали по телевизору — подорвали доверие».

Сергей Доренко: «Это вообще не расследования, это памфлеты. И у них есть один существенный изъян: для того чтобы иметь право на яростный памфлет, у автора должны быть седые яйца. Я имею в виду, что у автора должен быть какой-то моральный авторитет. Он должен сказать: «Братцы, так правильно, а так — нет». Человек, который так говорит, не должен быть голосом из помойки, он должен открыто смотреть в глаза. Если ты неистовый Виссарион, это блистательно, только тогда не прячься за углом».

ТЕМНАЯ КОМНАТА

Если вам в фильме не хватает фактуры или материала, попробуйте записать интервью героев или подводки ведущего в темной комнате. Даже самому рядовому эпизоду это придаст таинственности и поможет увеличить художественное напряжение. Осветить в таком случае нужно только фигуру говорящего и стол с предметом. Излюбленный прием журналиста Аркадия Мамонтова, которым он наиболее удачно воспользовался в фильме «Шпионы».

Аркадий Мамонтов: «Это ход телеви­зионный. Можно положить камень на стек­лянный стол в залитой светом комнате и все ­показать, но это же тайная история. Здесь есть интрига, поэтому — фонарь, камень, темная ­комната».
 
/media/upload/images/society/October_2012/18oct/04_small.jpg РАСКРУТИТЬ СОБЕСЕДНИКА

/media/upload/images/society/October_2012/18oct/02_small.jpg ДИКТОРСКИЙ ГОЛОС







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter