Атлас
Войти  

Также по теме

Такая порода

Аркадий Волож, генеральный директор «Яндекса»

  • 2949


Иллюстрация: Борис Верлоф

— По разным оценкам, вы обрабатываете до 60% поисковых запросов в рунете. Что если Сурков вызовет вас в Кремль и скажет: «Аркадий, брателло, хотелось бы, чтобы по таким-то и таким-то запросам находилось то-то и то-то. Или вообще ничего не находилось».

— Чтобы не находились террористические сайты? Детское порно чтобы убрали из сети, хакеров — правильно? Но послушайте, мы ведь зеркало. «Яндекс» сам не производит сайты, он их только находит. Мы тоже за то, чтобы всего этого не было в сети. А потому готовы сдать в милицию список всех нехороших сайтов, пускай пойдут и закроют. Можно, конечно, бороться и с самим зеркалом тоже. Но мы не единственное зеркало. Закроют нас, люди будут ходить на другие — да хоть на иностранные. От нас только зависит, чтобы по нормальным запросам дрянь не находилась.

— Ну да, а армия — зеркало общества. Вас, что, уже вызывали в Кремль?

Вообще-то дискуссии на эту тему идут уже очень давно — фильтровать поисковые запросы или нет. И у нас, и в Америке, и в Китае. Американские поисковики, например, давно фильтрует Китай. Правда, Китай — далеко не единственная страна, где фильтруют поисковую выдачу. В Германии и Франции фильтруется фашизм, в США — что-то свое. Ну в Китае вы знаете — площадь Тяньаньмэнь, Тайвань… Все эти правила придумывались не специально для интернета, они прописаны для жизни в целом. У каждой страны они свои, тут ничего не попишешь. Важно, чтобы правила, во-первых, были прописаны в законе, а не диктовались по телефону. А во-вторых, чтобы они распространялись на всех. Как на местные, так и на иностранные поисковые системы. В противном случае нарушится принцип конкурентной борьбы. Люди быстро забудут, что «Яндекс» с «Рамблером» не показывают только агрессию и порнографию, но зато очень долго будут помнить, что они просто показывают «не все». И поэтому все чаще и чаще будут ходить за границу.

— А вы как профессионал и гражданин стали бы инициатором таких ограничений?

— Мы инициаторы в другом смысле. У меня есть дети, и я не хочу, чтобы они ходили на сайты «с пропагандой насилия и порнографии». Поэтому в «Яндексе» есть семейный фильтр. Достаточно поставить «птичку» в настройке, и вы по запросу «игрушки» не увидите ничего, кроме детских плюшевых игрушек.

Как-то странно у вас этот фильтр работает. Попробуйте в семейном «Яндексе» поискать «неприличные игрушки». В первых же трех ссылках — уже отфильтрованных — получите отменных садомазо-медведиков. И с плюшевостью тоже незадача — они с сайта erolatex.ru.

— Так вы же сами этого попросили. Идея фильтра в том, чтобы он не выдавал непрошенный контент на невинные запросы. Если дети ищут «неприличные игрушки», то это уже не дети и фильтр им не нужен.

— И часто ищут подобного рода вещи?

— Сравнительно редко — общая доля секс-ориентированных запросов в нашей поисковой системе меньше 1%. В жизни сексом люди занимаются и думают о нем гораздо больше. Вообще на интернет навешивают больше, чем на другие виды инфраструктуры. Мы же не будем, я надеюсь, отменять телефон на том основании, что с его помощью договариваются о терактах. И дорогу между Москвой и Питером не будем демонтировать только потому, что по ней перевозят «ах как много наркотиков».

— Ваш новый сервис blogs.yandex.ru позволяет искать по записям в сетевых дневниках. Вас уже упрекали в том, что вы нарушаете частное пространство дневника?

— Очень смешно. Открытые записи в блоге — это не приватный дневник. Если хотите спрятать — закрывайте паролем. А если вы повесили объявление на заборе для публичного ознакомления, то не надо жаловаться, что прочитавший его вмешался в вашу частную жизнь.

— А почему у технологического тренд-сеттера рунета Аркадия Воложа нет ни собственного сайта, ни блога?

— Извините, тренд-сеттер — это такая порода? У меня есть yandex.ru. А вообще — я после рабочего дня смотреть в экран уже просто не могу. У меня даже телевизора дома нет, только рабочий ноутбук. Бывало, придешь домой, а там все уткнулись в компьютер и только друг другу сообщения отправляют: «Пойди поставь чайник». Зато на даче у нас интернета нет — отдыхаем.

— Выходит, в отдельно взятой семье сеть победила телевизор? Скоро, по-вашему, это станет обычной историей в России?

— Некоторое перераспределение свободного времени есть уже сейчас. Все чаще вечерами люди сидят у монитора, а не у телевизора. Но, конечно, одно никогда не заменит другого. Телевизор и интернет — это совершенно разные виды спорта. Люди всегда будут хотеть сидеть на диване перед телевизором, из которого льется что-то готовое. У зрителя возникает ощущение: «Да, я там был! Да, это я сейчас играю в футбол! Да, это я тот самый Винни Пух!» Главное — ничего делать не надо.

— А в интернете как?

— А в интернете все наоборот.Там я с кем-то общаюсь, хочу что-то узнать, найти. Это всегда так — либо одно, либо другое. Либо лежать на диване, либо сидеть за столом, либо что-то на бегу делать.

— Последний вопрос. Вы ведь закончили «Керосинку», верно? Можете дать прогноз развития экономики в связи с ценами на нефть?

— На самом деле в институте я не прослушал ни одной лекции про нефть, я ведь прикладной математикой занимался.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter