Атлас
Войти  

Также по теме

«Такие дела» − 2011

С этого года БГ начинает награждать премией «Такие дела» тех, кто, по нашему мнению, сделал жизнь в Москве значительно или незначительно лучше. В числе героев 2011 года — Валентин Карелин, вместе с друзьями облагородивший простой московский двор, Анна Ставицкая, защитившая незаконно осужденных, Сергей Капков, преобразивший парк Горького, и другие люди, делающие жизнь в Москве лучше. Такие дела

  • 38948
«Иван Митин» «Иван Митин»
Анна Ставицкая Анна Ставицкая
Отряд «Лиза Алерт» Отряд «Лиза Алерт»
Валентин Карелин Валентин Карелин
Проект «Шардам» Проект «Шардам»
Наталья Васильева Наталья Васильева
Издательство «Самокат» Издательство «Самокат»
Зинаида Бонами Зинаида Бонами
«Экспериментаниум» «Экспериментаниум»
Сергей Капков Сергей Капков
Андрей Аникеев Андрей Аникеев
Григорий Мельконьянц Григорий Мельконьянц

Писатель, создатель проекта «Стихи в кармане» (это когда стихи, напечатанные на листочках размером с карманный календарь, распространяют в общественных местах) и заведения «Дом на дереве», в котором каждый платит, ­сколько захочет. Опробует новые для Москвы бизнес-модели, отличающиеся небывалым демократизмом. В этом году открыл два места под названием «Циферблат»: там бесплатно дают чай и кофе с печеньем, игры и прочие развлечения, а деньги берут за время.

Иван Митин

Иван Митин

«Идея «Циферблата» проста: человек платит только за время пребывания. Одна ми­нута — один рубль. Чай, кофе, печенье, еще какие-то штуки — все бесплатно. Никаких дополнительных товаров, которые можно приобретать за деньги, у нас нет. Человек заходит, мы с ним здороваемся и выдаем ему старый будильник, мы со всех барахолок их скупили. Назвали будильники смешными именами: Фока, например, или Амфибрахий. И мы говорим: «Здравствуйте, сегодня с вами бу­дет сидеть Вальдемар. А как вас зовут?» Люди отвечают: «Вася и Петя». Они са­дятся за стол вместе с будильником, а мы пишем на доске: «С Вальдемаром сегод­ня сидят Вася и Петя с 5 часов 10 минут». Когда Вася и Петя собираются уходить, мы смотрим, сколько времени они у нас пробыли.

В Москве меня раздражает, что все носят какие-то маски, — от этого много агрессии. Основная функция мест, которые я создаю, — дать людям возможность оказаться там, где к тебе относятся по-человечески. Мне хочется верить, что такое отношение побуждает людей снимать маски. Обычно, приходя в кафе, мы что-то изображаем, и все эти офи­цианты и бармены только настраивают нас на такой лад. А мне хотелось именно домашней атмосферы, и мой предыдущий проект — «Дом на дереве» — был совсем домашний. В «Циферблате» у каждого больше личного пространства, возможно, в ущерб этой самой человечности.

До появления «Циферблата» я никогда не заполнял никаких бумажек. Теперь приходится немного этим заниматься — пожарная безопасность, санэпидемстанция. Нам сильно проще, чем другим заведениям, потому что мы не готовим никакой еды — у нас можно есть то, что принес с собой. Если честно, всерьез с чи­новниками я еще не сталкивался. Но мы к этому готовы, и морально, и юридически. Я зарегистрировался как индивидуальный предприниматель, открыл рас­четный счет, у нас есть юристы. Возможно, нас не трогают, потому что никто не ве­рит, что это бизнес. В некотором смысле они правы: это не самое прибыльное дело. Но все-таки оно позволяет нам существовать. У нас даже — удивительное дело — есть прибыль.

Это хорошая модель. Она позволяет по­могать людям. К сожалению, тут есть и об­ратная сторона. «Дом на дереве» практически перестал существовать, когда туда начали приходить совершенно чужие люди. Сначала знание об этом месте передавалось только из уст в уста, и это создавало определенный фильтр. Туда приходили люди, которые потом стали моими друзьями. Самое ужасное началось после того, как информация проникла в «Московский комсомолец» и «Ваш досуг». К нам пошли люди с пользовательским отношением: «О, прикольно, сейчас приду, чаю напьюсь и уйду. А денег оставлю — 12 рублей, и ничего мне не скажут». И ни­кто им особо ничего не говорил, и даже деньги они оставляли, но это была уже совсем другая атмосфера. Те, кто бывал у нас раньше, приходить перестали. ­Сейчас мы перевели «Дом на дереве» в закрытый формат: выдаем так назы­ваемые клубные карты, и это требует от человека небольшого усилия — он ­должен написать нам, что хочет сюда попасть. Такое действие говорит, что от этого человека можно ждать ответственного отношения.

Сейчас в Москве два «Циферблата», мы хотим открыть новые, а потом пла­нируем сделать это и в других городах».
 
/upload/medialibrary/8c7/golos red.jpg Григорий Мельконьянц

/upload/medialibrary/614/stavitski red.jpg Анна Ставицкая







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter