Атлас
Войти  

Также по теме

«Такие дела» − 2011

С этого года БГ начинает награждать премией «Такие дела» тех, кто, по нашему мнению, сделал жизнь в Москве значительно или незначительно лучше. В числе героев 2011 года — Валентин Карелин, вместе с друзьями облагородивший простой московский двор, Анна Ставицкая, защитившая незаконно осужденных, Сергей Капков, преобразивший парк Горького, и другие люди, делающие жизнь в Москве лучше. Такие дела

  • 39645
«Иван Митин» «Иван Митин»
Анна Ставицкая Анна Ставицкая
Отряд «Лиза Алерт» Отряд «Лиза Алерт»
Валентин Карелин Валентин Карелин
Проект «Шардам» Проект «Шардам»
Наталья Васильева Наталья Васильева
Издательство «Самокат» Издательство «Самокат»
Зинаида Бонами Зинаида Бонами
«Экспериментаниум» «Экспериментаниум»
Сергей Капков Сергей Капков
Андрей Аникеев Андрей Аникеев
Григорий Мельконьянц Григорий Мельконьянц
Спасатель международного класса, заместитель начальника поисково-спасательной службы МЧС России. В этом году с 14 по 23 марта разбирал завалы в японском городе Сендай, когда там еще продолжались подземные толчки. В апреле тушил ­серьезный пожар в жилом доме на Таганской улице (его отряд спас тогда 15 человек). С 10 по 15 июля руководил поисково-спасательными подразделениями на месте крушения теплохода «Булгария» недалеко от Казани, а 31 июля — на месте ­столкновения баржи и катера на Лужнецкой набережной в Москве. Наконец, 8 августа работал на пожаре, случившемся на территории завода «Микоян». Участвовал в ликвидации последствий практически всех чрезвычайных ситуаций, случившихся в Москве и Московской области с 1996 года
Андрей Аникеев

Андрей Аникеев

«Лично для меня тяжелее всего было на «Булгарии». Условия для подводных работ были крайне сложными. Несмотря на все меры, это был огромный риск: водолазы постоянно работали с угрозой для жизни. Ведь это речное судно, на котором, в отличие от морского, мебель не крепится. Матрасы, простыни, одежда, отошедшие от влаги перегородки — все это плавало вперемежку. Входишь в отсек, по­том выходишь — и упираешься в стену из вещей. Приходилось все спокойно и аккуратно разгребать, чтобы выйти обратно.

С самого начала было понятно, что там будет большое количество погибших детей, и естественно, это является неким эмоциональным фоном. Но когда рабо­таешь, ты абстрагирован от всего. Чет­ко выполняешь задачу: ищешь проходы, пытаешься вскрыть отсеки, люки, найти погибших и пострадавших и вытащить. Но эмоции накапливаются, и после ЧС чувствуется, какое негативное влияние все это оказало на психику. Но мы, как правило, к этому готовы. Мне, как руководителю, надо было общаться с родственниками. Объяснять, что мы работаем, а не просто так тут находимся. Расска­зывать, что мы делаем, как ищем. И тут, конечно, эмоции родственников тоже на тебя ложатся. А потом постепенно все проходит. Если это необходимо, спасателей после крупных ЧС отправляют на реабилитацию.

Весной был пожар на Таганской улице в жилом доме. Там очень долго не могли дать воду, из-за того что этаж был достаточно высокий, — 14-й, кажется. Пришлось эвакуировать огромное количество людей из соседних квартир, и все это в тяжелых условиях. Огромная тем­пература, сильное задымление. Но справились, вывели порядка 15 человек. По одной из квартир пришлось передвигать­ся ползком, настолько высокой была температура. Двери вскрывали гидравлическим инструментом. Там была женщина, ее спасли.

В Японии наша задача была искать и эвакуировать людей из завалов. Работать было тяжело из-за высокого уровня воды и большого количества грязи после цунами. Живых, к сожалению, найти не удалось. Мы помогали японцам на­ходить и извлекать трупы. С японцами достаточно сложно общаться. Они своеобразные. Совершенно не приемлют ­вмешательства в свои дела. Отношение было такое, как будто что ты есть, что тебя нет — им все равно. В некоторых случаях, конечно, благодарили, но довольно сдержанно. И отношение к смерти у них очень спокойное.

В каждой чрезвычайной ситуации — перенос пожилых людей в скорые, или вскрытие дверей в помещениях, где находятся маленькие дети, или завалы, взрывы, теракты — ты стараешься максимально использовать свои навыки и знания. Стараешься помочь, в том числе и мо­рально. А потом все скапливается в одну массу, и ты какие-то отдельные операции редко выделяешь в памяти. Чаще всего вспоминается то, что связано с детьми».
 
/upload/medialibrary/9e4/kapkov red.jpg Сергей Капков

/upload/medialibrary/8c7/golos red.jpg Григорий Мельконьянц







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter