Атлас
Войти  

Также по теме

«Такие дела» − 2011

С этого года БГ начинает награждать премией «Такие дела» тех, кто, по нашему мнению, сделал жизнь в Москве значительно или незначительно лучше. В числе героев 2011 года — Валентин Карелин, вместе с друзьями облагородивший простой московский двор, Анна Ставицкая, защитившая незаконно осужденных, Сергей Капков, преобразивший парк Горького, и другие люди, делающие жизнь в Москве лучше. Такие дела

  • 40702
«Иван Митин» «Иван Митин»
Анна Ставицкая Анна Ставицкая
Отряд «Лиза Алерт» Отряд «Лиза Алерт»
Валентин Карелин Валентин Карелин
Проект «Шардам» Проект «Шардам»
Наталья Васильева Наталья Васильева
Издательство «Самокат» Издательство «Самокат»
Зинаида Бонами Зинаида Бонами
«Экспериментаниум» «Экспериментаниум»
Сергей Капков Сергей Капков
Андрей Аникеев Андрей Аникеев
Григорий Мельконьянц Григорий Мельконьянц
Добровольческий поисковый отряд, члены которого ищут пропавших людей, возник в конце прошлого года и быстро превратился в одно из самых важных объединений, действующих в Москве и Подмосковье. Первой их операцией были поиски пятилетней Лизы Фомкиной, потерявшейся в лесу вместе с тетей. Пять дней спустя ее начали искать 500 добровольцев. Еще через четыре дня нашли, но было уже поздно — накануне Лиза умерла от переохлаждения. После этого волонтеры объединились в поисковый отряд, чтобы искать пропавших детей, но со временем стали искать всех. На сегодняшний день добровольцы «Лизы Алерт» участвовали в 123 поисковых операциях

Слева направо: Ольга, Иван, Анастасия, Павел, Григорий, Анна

Григорий Сергеев, один из координаторов (на фотографии второй справа): «Как организованный отряд мы появились в середине октября прошлого года. Мы — это сообщество неравнодушных людей, которые приняли решение посвятить часть себя поиску пропавших детей, преимущественно в природной среде. В течение года на сайте отряда зарегистрировались больше двух тысяч чело­век. Многие из них выезжают на поиски. Теперь мы уже ищем не только детей.

Я до появления «Лизы Алерт» вместе с женой занимался семейным бизнесом — торговал мебелью. Теперь все время посвятил поискам. Мы такие же люди, как и остальные. Поискам учились сами. Многие из наших поисковиков до вступления в «Лизу Алерт» в лес заходили один раз — с бабушкой за грибами. По возможности каждую неделю мы проводим тренировки по разным дисциплинам, связанным с поисками. Людей всегда не хватает, и от каждого человека требуется высокая эффективность.

Этим летом звонит тетенька. Мы, говорит, дачу купили в Смоленской области, и тут у соседей ребенок потерялся, девоч­ка Анна-Алена, 2 года. Мама ненадолго вышла с участка, вернулась — девочки нет. Нам сообщили очень поздно, операция была развернута только на третьи сутки. Сначала нас было человек 25–30. Начали опрашивать людей из деревни. Поговорили с местной полицией, МЧС — они очень активно искали до этого, подключили вертолет. В первый день мы от­работали несколько направлений, нашли следы, нашли лежку. К сожалению, после того, как девочка ушла, был сильный ли­вень, и следовые собаки не могли работать. На вторые сутки нашли свидетелей, которые видели, куда пошла девочка. Мы нашли ее неподалеку. Она погибла, утонула в речке шириной в полтора метра. Анна-Алена была мертва уже в тот момент, когда мы начинали поиски.

А через несколько недель в той же Смоленской области пропала пятилетняя Даша. В местной полиции о нас уже зна­ли и позвонили сразу. Там уже было МЧС, многих людей собрали с заводов, егерей подключили. Утром Дашу нашли живой. Это результат оперативной реакции. Не­давно один дедушка в Одинцовском районе пошел в лес за березовой корой. Температура +2, дождь. О том, что он заблудился, мы узнали через шесть часов. Мы приехали, полиция местная тоже хоро­шо отработала, и дедушку нашли живым, спасли. Слава богу, у него был мобильный телефон — мы его направляли по телефону, а сотрудники полиции сирену включили рядом с лесом, он на нее выходил.

Когда мы находим человека живым, это дает нам силы на новые поиски. Когда на­ходишь погибшего — всегда очень тяжело. Но это не должно нас останавливать. Каждый новый поиск — это новый опыт, который позволяет нам искать все лучше и лучше. Мы учимся на своих ошибках.

Год назад я думал, что искать людей дол­жно государство. Сейчас я понимаю, что у властей никогда не будет таких ресурсов — слишком многие пропадают. До сих пор в России почти не было опыта применения добровольцев при лесных поисках. МЧС признает, что такие поиски эффективны только при большом количестве людей. Сегодня пропавший человек — проблема участкового. Видимо, он один должен прочесать лес. Но и 10 человек не могут найти пропавшего в лесу площадью 30 квадратных километров, даже если они опытные следопыты.

Сейчас ситуация примерно такая: пятница — десять вызовов. Мы решаем ехать в Тверскую область, потому что в одном гигантском лесу с двух сторон одновременно заблудились двое пожилых людей. Остальные вызовы мы мониторим — узнаем, что там и как. Выясняется, что в восьми случаях все печально: только двое выбрались из леса. Для того чтобы поучаствовать во всех поисках, нужно, чтобы одновременно приехало 500 человек. Привлечь такое количество людей трудно, но мы это делаем».
 
/upload/medialibrary/614/stavitski red.jpg Анна Ставицкая

/upload/medialibrary/90e/111202-163013-0383 red.jpg Валентин Карелин







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter