Атлас
Войти  

Также по теме

«Такие дела» − 2011

С этого года БГ начинает награждать премией «Такие дела» тех, кто, по нашему мнению, сделал жизнь в Москве значительно или незначительно лучше. В числе героев 2011 года — Валентин Карелин, вместе с друзьями облагородивший простой московский двор, Анна Ставицкая, защитившая незаконно осужденных, Сергей Капков, преобразивший парк Горького, и другие люди, делающие жизнь в Москве лучше. Такие дела

  • 40706
«Иван Митин» «Иван Митин»
Анна Ставицкая Анна Ставицкая
Отряд «Лиза Алерт» Отряд «Лиза Алерт»
Валентин Карелин Валентин Карелин
Проект «Шардам» Проект «Шардам»
Наталья Васильева Наталья Васильева
Издательство «Самокат» Издательство «Самокат»
Зинаида Бонами Зинаида Бонами
«Экспериментаниум» «Экспериментаниум»
Сергей Капков Сергей Капков
Андрей Аникеев Андрей Аникеев
Григорий Мельконьянц Григорий Мельконьянц
Помощник судьи Хамовнического суда Наталья Васильева в феврале 2011 года заявила, что приговор Ходорковскому судья Данилкин написал не сам, а под диктовку Мосгор­суда. После этого Васильева уволилась, Данилкин в телеэфире назвал ее высказывания ложью, но иск о клевете не подал, а поэт Дмитрий Быков посвятил ей поэму, которая ­заканчивалась словами: «Нас мужиков энтропия осилила, пропили совесть и честь. Русская баба Наташа Васильева все рассказала как есть»
Наталья Васильева

Наталья Васильева

«Я нисколько не жалею о том, что я сде­лала. Единственное, сейчас я бы не стала защищать Данилкина. Я бы просто рассказала обо всех нарушениях и все.

После того как я уволилась, Данил­кин ни разу мне не звонил. Более того, когда я потом приходила в суд, чтобы забрать документы, его там не оказывалось. Мне просто хотелось посмотреть ему в глаза.

Сама я ему не звонила — он все равно не возьмет трубку, после того что сказал обо мне на Первом канале. Это чистое предательство — сначала мне было противно, а потом я поняла, что он просто слабый человек, и сейчас, наверное, я бы не хотела с ним видеться.

Бывшие коллеги тоже ни разу не звонили. Я думаю, они все меня скорее осуждают. Единственный человек, с которым я потом мимолетно общалась, сказал, что многие вертели пальцем у виска и не понимали, зачем я это сделала.

Я самоед по натуре, и то, что я видела в суде, меня съедало. К февралю я поня­ла, что больше не могу. Плюс я исполняла обязанности пресс-секретаря, и вся пресса приходила ко мне на стол — я читала все оскорбления и угрозы в адрес Данилкина и при этом понимала, что это не его личное мнение и выбор. Мне хотелось рассказать об этом людям.

Все запросы на аккредитацию прессы на оглашение приговора Ходорковскому проходили через меня. В запросах были указаны контакты и имена корреспондентов изданий. Поэтому, когда я приняла решение обо всем рассказать, я взяла со стола стопку запросов и вытянула ­первый попавшийся — от «Газеты.ру». Мне тогда было все равно, кому расска­зывать, — я не очень разбиралась в из­даниях.

О своем намерении я рассказала толь­ко мужу. Он сначала сказал, что я с ума сошла, но потом поддержал. Правда, мы оба не могли тогда предположить масштаб общественной реакции.

Было очень тяжело. Первое время я вообще не могла разговаривать на эту тему. А потом поняла, что все правильно. И сейчас я чувствую себя более приличным человеком, чем во время работы в суде. Люди узнали правду, а я поняла, что за человек мой бывший начальник, и моя совесть чиста.

Уголовное дело на меня не завели. Во-первых, потому что они знают, что я права, а во-вторых, клевета — это ад­министративная статья, и я думаю, им это просто неинтересно.

После увольнения я решила посидеть с ребенком дома, а потом пыталась устроиться помощником адвоката

в городе Железнодорожный, где я живу. Пока ничего не получилось. Не знаю, ­связано ли это с моим заявлением, мне просто везде говорят: «Вакансий нет». А в суде я больше не хочу работать, туда меня, думаю, на порог даже не пустят.

Я по натуре не оппозиционер, я просто физически не выношу несправедливость. До того как я пришла работать в Хамов­нический суд, я чувствовала, что вокруг много вранья, но не понимала механиз­ма, того, как это происходит. Обывателю трудно во всем разобраться, пока он сам в это не окунется. Сейчас я внимательно слежу за новостями в интернете, в курсе того, с какими нарушениями прошли эти выборы, читала про митинги — участвовать в них не могу, так как далеко живу. Недавно посмотрела фильм «Хо­дорковский» — это замечательная ра­бота, вполне адекватно рассказывающая о захвате ЮКОСа».

 
/upload/medialibrary/c8f/shardam red.jpg Проект «Шардам»

/upload/medialibrary/9c3/samokat red.jpg Издательство «Самокат»







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter