Атлас
Войти  

Также по теме

«Такие дела» − 2011

С этого года БГ начинает награждать премией «Такие дела» тех, кто, по нашему мнению, сделал жизнь в Москве значительно или незначительно лучше. В числе героев 2011 года — Валентин Карелин, вместе с друзьями облагородивший простой московский двор, Анна Ставицкая, защитившая незаконно осужденных, Сергей Капков, преобразивший парк Горького, и другие люди, делающие жизнь в Москве лучше. Такие дела

  • 36953
«Иван Митин» «Иван Митин»
Анна Ставицкая Анна Ставицкая
Отряд «Лиза Алерт» Отряд «Лиза Алерт»
Валентин Карелин Валентин Карелин
Проект «Шардам» Проект «Шардам»
Наталья Васильева Наталья Васильева
Издательство «Самокат» Издательство «Самокат»
Зинаида Бонами Зинаида Бонами
«Экспериментаниум» «Экспериментаниум»
Сергей Капков Сергей Капков
Андрей Аникеев Андрей Аникеев
Григорий Мельконьянц Григорий Мельконьянц
Во многом именно благодаря заместителю директора по международной и выставочной деятельности ГМИИ им. Пушкина Зинаиде Бонами на Волхонке в этом году стояли многометровые ­очереди. В рамках Года Италии в России в музее побывали работы Рафаэля, Боттичелли, Бернини, Лоренцо Лотто и ­Караваджо. Вместе с двумя француженками, историком моды Флоранс Мюллер и дизайнером Натали Криньер, музей ­сделал нетривиальную для достаточно консервативной институции и при этом чрезвычайно масштабную выставку «Диор: под знаком искусства». А закрывшаяся в ноябре выставка работ Сальвадора Дали побила рекорд посещаемости музея — за 11 недель ее посмотрели 270 000 человек
Зинаида Бонами

Зинаида Бонами

«Очереди в Пушкинский музей выстраивались еще в середине XX века, когда моя мама была студенткой. Тогда это было своего рода окно в мир. Но и сейчас, когда у многих появилась возможность ездить за границу, очереди на крупные выставки все равно стоят. Выставка — это не просто произведения искусства, собранные из разных музеев. Помещенные в новое пространство, они всегда будут прочитаны и осмыслены заново.

Думаю, что по интенсивности той ра­боты, которую мы провели в этом году, с нами могут сравниться немногие музеи в мире. Вспомним, например, со­вершенно необычную выставку «Диор: под знаком искусства», которая была создана в тесном сотрудничестве с нашими французскими партнерами. Возможно, некоторые восприняли ее как уступку музея массовому вкусу. Однако задача любого музея — отобрать и показать ­зрителю самое значительное в художественном процессе, а вклад художников моды в культуру XX века неоспорим. Так, несколько лет назад мы осуществили проект, посвященный творчеству Шанель.

Эта выставка объединила модели Дома Dior и замечательные произведения ис­кусства, собранные из совершенно разных коллекций — как музейных, так и частных, — чтобы показать, как художники моды использовали художественное наследие предыдущего времени и современного им изобразительного искусства. Кроме того, экспозиция строилась с использованием средств мультимедиа, поколебав таким образом некоторые традиционные музейные табу — например, что нельзя соединять в единый зрительный ряд живопись и графику, картину и движущееся изображение.

Огромный успех имела выставка Дали, его первая ретроспектива в России. Оказалось, что он не только мастер эпатажа, но и чудесный рисовальщик, который, например, делал гениальные иллюстрации — скажем, к «Дон Кихоту» Серван­теса. Очереди стояли со дня открытия и до самого конца. В последний день музей работал до последнего человека, — эта выставка, как и все другие, была сделана усилиями многих людей, в том числе и смотрителей.

Одновременно с Дали экспонирова­лась не менее притягательная выставка «Парижская школа», представившая ху­дожников, приехавших в начале XX века из разных концов света в Париж. Затем музей принимал картины из Мюнхена — работы членов художественного объединения «Синий всадник», куда входили и русские художники, например Василий Кандинский. Эту выставку можно посмотреть в Отделе личных коллекций музея и сегодня. Так же как и фотоработы американской звезды Анни Лейбовиц, тоже побывавшей в этом году в Москве. К фес­тивалю «Декабрьские вечера» Пушкинский открыл выставку из собраний британских музеев, посвященную творчеству Уильяма Блейка.

Наконец, Караваджо. Всего 11 картин, но они собраны со всей Италии, и для того чтобы каждый из этих музеев и церковных собраний решился отправить в Москву принадлежащие им шедевры, нужно было проявить необыкновенную волю и страсть. Мы начали этим заниматься больше года назад — за такой короткий срок совместно с итальянски­ми партнерами и с помощью посольства Италии в Москве сумели осуществить этот почти невероятный проект. Впервые такое количество картин этого гениального мастера выезжают на выставку за пределы Италии. Все это — жест исключительного доверия правительства Италии и хранителей Ватиканской коллек­ции к Пушкинскому музею.

Действительно, нынешний год не только по количеству, но и по качеству наших выставок совершенно необычен. Это, ко­нечно, не моя личная заслуга, это заслуга музея, это опыт и репутация, которые на­рабатывались десятилетиями, еще со времен, когда я была маленькой».
 
/upload/medialibrary/9c3/samokat red.jpg Издательство «Самокат»

/upload/medialibrary/11c/111129-202121-0383 red.jpg «Экспериментаниум»







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter