Атлас
Войти  

Также по теме

«Такие дела» − 2011

С этого года БГ начинает награждать премией «Такие дела» тех, кто, по нашему мнению, сделал жизнь в Москве значительно или незначительно лучше. В числе героев 2011 года — Валентин Карелин, вместе с друзьями облагородивший простой московский двор, Анна Ставицкая, защитившая незаконно осужденных, Сергей Капков, преобразивший парк Горького, и другие люди, делающие жизнь в Москве лучше. Такие дела

  • 39651
«Иван Митин» «Иван Митин»
Анна Ставицкая Анна Ставицкая
Отряд «Лиза Алерт» Отряд «Лиза Алерт»
Валентин Карелин Валентин Карелин
Проект «Шардам» Проект «Шардам»
Наталья Васильева Наталья Васильева
Издательство «Самокат» Издательство «Самокат»
Зинаида Бонами Зинаида Бонами
«Экспериментаниум» «Экспериментаниум»
Сергей Капков Сергей Капков
Андрей Аникеев Андрей Аникеев
Григорий Мельконьянц Григорий Мельконьянц
В марте четверо друзей открыли устроенный по западному образцу частный естественно-научный «музей занимательных наук», в котором все можно трогать, крутить и разбирать, — и о команде «Экспериментаниума» заговорил весь город. К концу года число посетителей не уменьшилось, несмотря на довольно дорогие ­билеты и, казалось бы, не самые развлекательные сюжеты. Судя по всему, о таком музее и мечтала вся Москва
«Экспериментаниум»

Слева направо: Александра Ковалева, Наталия Потапова, Александр Котляров, Мария Емельянова, Александр Ленивкин, Ирина Кузнецова

Наталья Потапова, член совета директоров музея (на фотографии — вторая слева): «Идея музея родилась у моих друзей, и они меня сразу же в этот проект при­гласили. Нас четверо, мы все примерно одного возраста, у нас у всех один бэкграунд, мы примерно в одно время росли в Москве и у нас есть какие-то общие воспоминания о школе, о каких-то кружках, о «юном физике» и так далее. И у нас старшие дети уже стали младшими школьниками.

И мы поняли, что в Москве чего-то не хватает. Нам захотелось создать место, где дети бы понимали, что научные процессы — это не так скучно, не так сухо, не так взросло, как иногда кажется. Что для того чтобы начинать проводить эксперименты, не обязательно закончить школу, вуз и работать в каких-то воз­душных лабораториях. Что наука — это не обязательно либо старые, загибающиеся НИИ, отпугивающие молодежь одним своим антуражем, либо что-то космическое, заоблачное, очень дорогое и элитное. Мне кажется, важно донести это до детей. Кроме того, сейчас дети активно погружаются в виртуальное пространство и в симуляторы, в том числе процессов и физических явлений. Любой физический закон можно продемонстрировать с помощью виртуальной модели. Конечно, в современном мире совсем без виртуальных моделей обойтись невозможно, но в результате дети отрываются от этих ощущений на кончиках пальцев, и мне кажется, что это тоже неправильно. Есть вещи, которые проще познавать через материальное, особенно ребенку. Ну и, наконец, в Москве много развлечений для взрослых, есть что-то для детей. Но взрослые, сопровождающие детей, обычно скучают. И мы хотели создать место, где было бы интересно совместно провести время и взрослым и детям — чтобы понять, что мы семья, команда.

Мы решили, что нужно сделать такое место самим, а не ждать милостей от природы. Мы перелистали книжки Перельмана, журналы «Юный техник», побывали на съезде Ассоциации музейных центров. Но надо сказать, что практически все по­хожие музеи являются некоммерческими предприятиями, то есть финансируются за счет государства, фондов и так далее. Так что у нас даже на общемировом уровне ноу-хау, потому что мы все это сделали не на средства фонда, а на собственные деньги. В марте 2010 года впервые собрались, а в марте 2011-го открылись.

У нас разделение зон ответственности. Мои партнеры определяют общую стратегию, в том числе ведут региональное развитие — мы сейчас планируем выходить в регионы. Вот в Саратове открывается выставка. На мне финансовые вопросы, стройка, ремонты, поиск объектов. Я всегда занималась управлением собственностью, работала в холдинговой компании «Интеррос», во Внешторгбанке. Потом довольно долго была в декретных отпусках, а потом занялась музеем. Теперь я все свое время трачу на него — вот на этой не­деле у меня есть шанс детей увидеть только, может быть, в среду.

Моя коллега Ира Кузнецова занимает­ся программами. Это экскурсии, мастер-классы, лекции, тим-билдинги, квесты по экспонатам. У нас даже взрослые проводят корпоративы.

Еще одна важная часть нашего проекта — производство экспонатов. Часть ­экспонатов мы покупаем за рубежом, часть — у наших местных партнеров, до сих пор оставшихся в Москве энтузиастов мо­делирования. Но этого недостаточно: на­ши экспонаты находятся в постоянном контакте с людьми, с детьми, так что нужно их бесконечно чинить и производить новые. За полгода многое уже по третьему-четвертому разу было сделано. Наш директор по производству раньше говорил: «В первую неделю не пускайте меня на экспозицию, а то я что-нибудь устрою!» Он месяцами это все создавал, вырисовывал, вырезал, покрывал лаком, тестировал — и когда он видел, как не только дети, но и массивные папы резвятся на полную катушку с соответствующими последствиями… Так что нам в первый месяц очень хотелось вызвать бабушек из музеев и развесить везде веревочки. А сейчас мы смирились. Иногда, правда, директор по производству приносит в офис какие-то изгрызанные куски металлического швеллера и говорит: «Я не понимаю, как можно без подруч­ных средств голыми руками это сделать!»

 
/upload/medialibrary/0d6/bonami red.jpg Зинаида Бонами

/upload/medialibrary/9e4/kapkov red.jpg Сергей Капков







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter