Атлас
Войти  

Также по теме

Таким образом

Церковь веками была важным заказчиком искусства, но о современных православных художниках мало кто знает. БГ поговорил с иконописцами и искусствоведами о том, что общего между иконописью и современным искусством, стоит ли отходить от традиции и зачем нужны иконы в машинах

  • 49097
Катынские страстотерпцы

«Катынские страстотерпцы», икона художественных мастерских ПСТГУ, храм- памятник Воскресения Христова Катынского мемориального комплекса, 2012 год

Лариса Гачева

Лариса Гачева

Руководитель иконописных мастерских Православного Свято-Тихоновского университета, участвовала в росписях храма Христа Спасителя, храма Троицы Живоначальной на Пятницкой

«В 1991 году я оканчивала художественное училище и не могла придумать тему для диплома. Мама мне рассказала, что найдены мощи святого Серафима Саровского и скоро будет их перенесение. Я поняла, что это и есть моя тема, — собрала этюдник и поехала. Потом я поступила в Суриковский институт на монументальное отделение. У нас собралась группа единомышленников, а потом мы пришли преподавать в Богословский институт и до сих пор вместе работаем. Работа над иконостасом — не индивидуальный, а соборный труд, поэтому люди должны быть объединены духовно. 

Наша последняя большая работа — Воскресенский храм в Катыни на месте массовых расстрелов. Мы разрабатываем икону с новой иконографией « Катынские страстотерпцы», на которой будет изображена сама Катынь как географическое место и группы мучеников — священников, монахов и мирян, которые там могли пострадать. 

Художники по-разному работают с образами новомучеников: некоторые даже кальки снимают с фотографий, чтобы перевести реальную форму в линию. А бывают фотографии новомучеников, как говорит наш ректор, протоиерей Владимир Воробьев,  настолько глубокие, что сами как иконы, образы.

В житии Андрея Рублева описывается период, когда он -занимался созерцанием икон. Иногда нужно заниматься таким со-зерцанием — пойти в Третьяковку. Еще есть такое понятие в духовной жизни — «воздержание глаз»: надо беречь глаза от того, что явно портит тебе вкус».

Святые царственные страстотерпцы

«Святые царственные страстотерпцы», икона, храм Святого ­Царевича ­ Димитрия при 1-й Градской больнице, 2003 год

Ирина Языкова

Ирина Языкова

Искусствовед, преподаватель Библейско-Богословского института имени апостола Андрея и Коломенской семинарии

«Двадцатый век был очень сложным для иконописной традиции. Считается даже, что она была прервана, хотя отдельные мастера ее продолжали. Поворот случился в год тысячелетия крещения Руси, а в 1989-м мы уже делали первую выставку современных иконописцев на нижнем этаже Знаменского собора — собрали больше 100 икон. 

За 30 лет ситуация кардинально поменялась. Во-первых, существует иконописная школа: есть те, кто учит и кто может передать традицию. Во-вторых, сегодня все прекрасно с информацией: есть возможность увидеть хорошие полиграфические издания, интернет-издания, открыты границы. Иконописцы могут ориентироваться на самый широкий спектр традиций, не замыкаясь на Рублеве и Дионисии. Выбор остается за художником — понимает ли он искусство иконописания как воспроизводство прежних образцов или хочет быть иконописцем, который рождает образ, стоя прочно на традиции. Икона — это не только нарисованное по правилам изображение, с нимбом, буковками, атрибутами, золотом. Это окно в невидимый мир. Философ Сергей Иосифович Фудель любил говорить, что есть иконы, как ложные окна в архитектуре, которые не пропускают свет. Недавно я зашла в одну церковную лавку и пыталась найти икону в подарок. Продавец говорит: «Чего вы копаетесь, тетенька, плохих икон не бывает». К сожалению, бывает. Плохо, когда пишут иконы на поток, не вникая в их смысл. Когда спрашиваю у иконописца: «Что ты тут написал? Кто это?» — он отвечает: «Не знаю, так на образце было». Это все равно что переписывать текст на чужом языке. 

Самая большая опасность сейчас для церковного искусства — коммерциализация. Логика такая: чем больше метров фресками расписать, тем больше денег; чем больше размер иконостаса, тем больше нужно икон. Придумали фишку, которой вообще не было в традиции, — мерную икону (икона, написанная в размер, мерку человека на момент его рождения с изображением его святого покровителя. — БГ). Она существовала только для царской семьи — и то в краткий период с Ивана Грозного до Петра I, кое-где возникала в царских хоромах в XIX веке. Икона — один из основополагающих символов православия, и, если мы его превращаем во что-то полу­языческое, мы профанируем христианство. 

Самые интересные иконы — не копии, а те, где иконописец пытается сказать о вечном по-новому». 

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter