Атлас
Войти  

Также по теме

Убирайся!

Сильнее всех наступление тепла ждут московские дворники — зимние ставки оплаты труда уже отменили, а работы меньше не стало. Всю зиму дворник Джамшид рассказывал БГ истории про москвичей, брата-грабителя, Путина, счастливых друзей и их любовниц, а под конец позвал в гости

  • 11421

Джамшид

Про деньги

«В этом году нас кинули — мы вместо реагента работали. Начальство деньги на реагент получало, но никто его не покупал. Вместо этого нас заставляли чистить дороги между домами.

Ребята многие домой поехали весной, потому что денег сейчас платят меньше в два раза. У нас только два сезона в году — зима и лето. Летом 10–13 тысяч платят, зимой — 20–25. Вообще, зимой иногда 30–40 тысяч выходит. Я рядом с магазином убираю еще, еще в ларьке овощи-повощи гружу. Плюс металлолом тоже сдаем. Домой 100–200 долларов отправляю, иногда больше. Откладываем еще с женой немного. Но иногда денег вообще мало».

Про семью и Узбекистан

«Брат в банке украл деньги вместе с друзьями. Все рассчитали: и когда деньги там есть, и когда никого внутри нет. Замок вскрыли и из окна стали выкидывать мешки с деньгами. Брат внизу подбирал. Его знакомый, который вместе с ними в банк залез, после этого в город поехал и там в чайхане похвастался. Я когда пришел из школы домой — увидел машину милицейскую. Сразу понял, что за братом.

Я остался за старшего. Нужно было зарабатывать деньги на взятку в суд, чтобы брата отпустили по УДО. Сначала в Ташкенте на ипподроме грузчиком поработал, потом в Россию поехал. Семь лет здесь уже.

Дома я квартиру четырехкомнатную купил, еще участок у нас большой есть. Сын растет. Он там с бабушкой и дедушкой. Когда приеду домой, то вместе с женой и сыном поедем в горы, отдыхать там будем. Шашлык, тандыр-кабоб там сделаем. Тандыр-кабоб в Заамине самый лучший в горах. А еще там коттедж в аренду взять можно».

Про политику

«Суббота — всегда тяжелый день: на главной дороге работаем. Когда всю уборку сделаем — просто так стоим. Как постовые: ждем, когда отпустят. Потом свой участок еще надо убрать до ночи.

В прошлый раз стояли, пока темно не стало. Путина не было, Собянина не было. Кортеж не проехал. Зачем стояли — непонятно, начальство велело. Я не знаю, Путину, Собянину лучше будет, если они увидят, что мы стоим там?

Все время ждем, когда кортеж проедет, когда снег перестанет. Сейчас ждем, когда подсохнет все — красить будем. Можно и не ждать. Но тогда домой поедешь».

Про Путина

«Про Путина знаю, что он подписал указ, чтобы нелегалов не было, чтобы депортацию сильнее делать, проверки-шмоверки. Но я участкового знаю, лицензия у меня есть, у жены документы тоже в порядке.

Для меня хуже, чем Путин, — начальник участка. Вот который сейчас на машине уехал, седой такой, видел? Он пидорас главный. Себе все деньги наши забирает. Под ним еще есть — инспектор, бригадиры, техники. Много начальников. Начальник участка — больше всех в карман кладет. Очень богатый на наших деньгах стал».

Про депортацию

«В соседнем дворе киргиз дворником работает — у него жену депортировали. Так она через два месяца вернулась, новый паспорт сделала. Имя, отчество такое же в паспорте, а фамилия другая. Наши узбеки тоже возвращаются. Сто баксов в Узбекистане стоит паспорт новый сделать.

А когда всех таджиков высылали, такая история была: у меня знакомые квартиру снимали на Профсоюзной, и там парень один был с русским паспортом — так его тоже депортировали. Он говорит: «Я гражданин России». Его вообще не слушали. За компанию отправили.

Про отдых

Когда перестает идти снег, один день появляется как выходной — воскресенье. Только на участке утром убраться нужно — и можно отдыхать. Погулять, в чайхану с ребятами можно сходить. В 11 ночи уже спать стараюсь всегда, потому что утром в 5 вставать надо.

Готовить нет времени совсем. Яичницей или колбасой перекусываю, иногда «Доширак» съем, могу просто лепешку с кетчупом. Майонез не люблю.

Иногда с ребятами плов делаем, национальные блюда готовим — лагман, казан-кабоб. Весной шашлык ходили делать на Воробьевых горах, там специальное место есть рядом с водой (Андреевские пруды. — БГ)».

Про Фаруха

«Фарух клад нашел! В мусоре строительном, в бункере. Кто-то квартиру здесь на Ленинском купил, стены cломал и вместе с мусором сейф выкинул. Фарух вместе с другим парнем его болгаркой вскрыли. А там пачка евро была. Много вообще денег — несколько тысяч, наверно, там было. Фарух сразу убежал с деньгами. Хуршид за ним побежал — не догнал. Потом Фарух домой поехал и сейчас уже вернулся. Раньше он в 46-м доме дворником работал, теперь на такси, лицензия ему нужна. А еще у него три любовницы появились. Одна молдаванка — такая плотная баба, вообще, молодая, 30 лет. Другая — русская женщина, ей лет 50, наверно. Про третью он только говорит, я ее не видел.

Они ему по машине подарили: молдаванка подарила «жигули», новенькие, а русская — китайский джип, но подержанный. Он то у одной живет, то к другой ездит. Говорит им, что на работу пошел».

Джамшит

Про кино и музыку

«Я российскими сериалами интересуюсь. На помойке диск нашел, там сериал один был, про то, как мужик брату из тюрьмы помогал сбежать. Он наколку схемы тюрьмы на все тело себе сделал сначала. Потом мелкое нарушение сделал, чтобы его тоже посадили. Они с братом смотрели схему (на спине ему не видно же, он зеркало подставлял) и из тюрьмы потом сбежали. Еще мне исторические фильмы нравятся. На BBC вообще хорошие фильмы. Узбекские фильмы тоже есть, но сейчас стали неинтересные делать. Старый «Узбекфильм» хорошее кино делал. «Посвящается Стивену Спилбергу» видел комедию? Вообще прикол!

В Турцию если поедешь, к арабам пойдешь, там все наших знают. Казахов, таджиков никто там не знает. У нас серьезные певцы есть — Севара (Севара Назархан), ребята многие из «Болалар» теперь в Европе. У них голос хороший, музыка хорошая».

Про москвичей

«Злых много вообще. Это из-за денег, я думаю. В Ташкенте тоже такие люди — не то что у нас в Шахрисябзе. Там все нормально друг с другом разговаривают: «Салом алейкум», «Как поживаете?», вежливые все. Никто друг на друга плохо не смотрит.

Вчера вот на этом месте парень плюнул в лицо старой женщине. Они шли не вместе, а навстречу друг другу: он со стороны Гагарина, она — к Гагарину (памятник Ю. Гагарину на Ленинском проспекте. — БГ). Женщина ничего не сказала и дальше шла, парень тоже не сказал ничего. И даже не останавливались они. Женщина лицо вытерла — и все. Наверно, они знали друг друга.

Кроме меня, людей на дороге не было. А я, как этот... который прячется хорошо... как невидимка для них был. Даже не посмотрели на меня. Ну я не знаю, что сказать, я такого никогда не видел. Я до того хует киваман (высшая степень растерянности. — БГ), что даже не остановился и тоже дальше пошел».

«Николай Андреевич, как дела?» — Джамшид здоровается за руку с пожилым человеком в костюме. Ненадолго останавливаются, говорят, улыбаясь. «Это профессор в университете. Он два дня работает за неделю. Лекции там почитает два дня, а потом бухает — очень сильно. Он старый совсем, чувствует себя плохо. Я его несколько раз домой отводил. Он в одежде был мокрой, грязной, на скамейке летом у дома лежал. Мне его знакомый или родственник, когда я его привел, сказал, что он профессор в университете. Я его уже хорошо знаю. Много-много раз провожал».

В гостях у Джамшида

Сосед подарил Джамшиду компьютер, и Джамшид просит подключить интернет, чтобы были все «узбекские новости, музыка и все остальное».

Дворницкая считается подсобным помещением, дверь символически опечатана. «Это означает, что здесь никто не живет», — объясняет Джамшид.

В честь гостей он сделал плов, который благодаря какому-то узбекскому чуду удалось не разварить на медленной однокомфорочной плитке. На столе катык, посыпанный зирой, и сумаляк — его готовят раз в год, но в течение целых суток. Узбекские продукты привез тот самый брат, который давно вышел из тюрьмы благодаря взятке, деньги на которую заработал Джамшид.

Дворницкая представляет собой несколько узких проходов — в одном из них диван, во втором — зал, совмещенный с кухней, где стоят стол и бытовая техника. Еще один коридор — санузел-умывальник, тазы, специальный туалетный кувшин. За коридором-залом узкий проход продолжается куда-то дальше. Облупленные стены, голые спирали люминесцентных ламп.

На самом видном месте — фотография строгого мальчика четырех лет: сын Джасур. Вторая фотография мальчика стоит на видеодвойке, опирается на мягкого бегемота. На ней Джасур тоже очень серьезный. Джамшид хвастается горной зирой: «Одна сестра в горах живет, там зира — такой в городе нигде нет. Давай возьмешь себе».

В это время раздался треск и грохот. Шумит недолго, но так сильно, что голова непроизвольно втягивается в плечи. Оказывается, в один из коридоров проведен мусоропровод, который каждые полчаса гремит разными звуками. Джамшиду неловко приглашать друзей к себе на помойку. Но здесь ей и не пахнет. Возможно, специи перебивают остальные запахи — Джамшид выкладывает плов на огромное блюдо.


 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter