Атлас
Войти  

Также по теме

Укротитель вод


  • 1253

- Водичка - вещь коварная. Она только кажется спокойной, - объясняет мне гидротехник Юрий Яковлевич Криксунов. - Железо в ней ржавеет, бетон крошится, опоры сооружений разъезжаются. Вы видите красивые набережные, внешне похожие одна на другую, но во внутренней конструкции каждой реализованы разные инженерные решения. Все зависит от почв, уровня грунтовых вод и антропогенной нагрузки.

.Гидротехникой Юрий Яковлевич занимается уже 28 лет и в этом деле достиг многого. Например, подземный храм в Гефсиманском Черниговском скиту в Сергиевом Посаде 80 лет простоял под водой, а в 2001 году Криксунов вместе с коллегами из ЗAО "Дар-Водгео" храм спасли. По их проекту строители провели под землей три дренажные трубы, пробурили водоотводный колодец и вывели грунтовые воды в озеро неподалеку.

Теперь вот из Тольятти обращаются: хотим, говорят, чтобы нам на Волге остров намыли, типа как Манхэттен, а на острове башни, атриумы всякие - словом, элитное жилье. Юрий Яковлевич Криксунов над тольяттинским островом пока думает, держит его чертежи в ящике стола, примеривается. Если такой проект осилить, о чем тогда мечтать? Это будет покруче ДнепроГЭСа. Одна оценочная документация потянет на 20 миллионов рублей.

Кстати, ДнепроГЭС возник тут не случайно. После школы, выбирая карьеру, Юрий Яковлевич был уверен в одном: надо творить масштабное. Три пути лежали перед ним: архитектура, автомобилестроение и гидротехника. Почему он выбрал гидротехнический факультет Московского инженерно-строительного института? Ну, во-первых, в те времена гремела слава ДнепроГЭСа, каналов и шлюзов коммунистических строек, а во-вторых, команда КВН МИСИ была самой сильной, и тоже гремела на всю страну.

В "Клубе веселых и находчивых" юному гидротехнику выступить так и не пришлось, зато он играл в студенческом театре и хорошо учился. А учиться было непросто. Специалист-гидротехник должен точно знать, как поведут себя в воде дамбы и фундаменты, какую нагрузку и как долго выдержит железобетонный монолит. Должен знать, как строить и обслуживать порты, причалы и набережные, укреплять оползающие берега, возводить дамбы и плотины, осушать почвы, в общем - управлять водой.

В 1976 году, защитив диплом, начинающий инженер Криксунов пошел работать по распределению - в "Гипроречтранс" на зарплату в сто рублей. Участвовал в строительстве плотины на реке Дон, нескольких плотин в Москворецкой системе, множества причалов и набережных. В 1985 году Юрия Яковлевича пригласили работать в другой крупный институт - "Гипрокоммунстрой", на должность главного инженера проекта (ГИПа), что для 32-летнего человека было необыкновенным карьерным успехом.

Объясняет это Криксунов оптимизмом, энтузиазмом и еще тем, что ему всегда нравилось однажды избранное дело.

- С одной стороны, ГИП отвечает за свои действия головой, - говорит он. - С другой - может наиболее полно и творчески входить в рабочий процесс, тем более что я умею рисовать, имею кое-какие представления об архитектуре и могу вносить предложения даже в декоративную часть проекта. Перестройка какое-то время не отражалась на работе института: "Гипрокоммунстрой" выполнял крупный госзаказ - защищал Казань от потопа. Дело в том, что после ввода в эксплуатацию Куйбышевской ГЭС в 1956 году 400 гектаров города очутились на два метра ниже уровня водохранилища. С тех пор от волжской воды Казань защищают дамбы и семь мощных насосных станций. Насосы откачивают сотни тысяч кубометров воды ежечасно. Реконструкцией обветшалой гидрозащиты Казани и занимались ГИП и его команда. Проект стоил три миллиона советских рублей.

Однако в 1994 году со спасением Казани закончили, а новых заказов стало заметно меньше. Чтобы содержать жену и двоих детей, Юрию Яковлевичу пришлось заниматься частной практикой. Проект какого-нибудь каскада прудов на частном участке стоит около тысячи долларов, проект дренажа небольшого земельного владения - от 300 до 600 долларов. Так что жить можно, можно было даже организовать свою фирму, но очень не хотелось разменивать мечту на доллары и дачные участки.

- Я не предприниматель. Бизнес - это не мое, - говорит Юрий Яковлевич. - Мне нравится, чтобы меня ценили как специалиста, ну и платили соответственно.

Желания сбылись в 2000 году, после перехода Криксунова в ЗAО «Дар-Водгео». Теперь у Юрия Яковлевича современное компьютерное оборудование, команда, которую он набрал сам и, главное, много заказов - можно выбирать самое интересное.

Монитор на рабочем столе стоит несколько в углу, сам ГИП, седой бородатый великан, по старинке пользуется бумажной документацией. Перед нами в ходе беседы появлялись карты Петрозаводска, Казани и Aрхангельска, фотографии подземных частей Гефсиманского скита, рисунки и чертежи будущих московских родников и фантастического тольяттинского Манхэттена.

- Вот видите, - показывает на картинку острова мечты ГИП. - Это к вашему вопросу об интересной работе. Конечно, работа интересная и нужная. Про деньги Юрий Яковлевич говорил с неохотой: деньги для него не главное. И все же начинающий гидротехник может рассчитывать долларов на четыреста - пока будет реализовывать чужие идеи. При желании и способностях через пару лет сам сможет разрабатывать конструкционные решения, тогда ему обеспечены 500-600 долларов. Ну а когда станет ГИПом, то будет получать уже тысячу. Хороших, увлеченных делом специалистов мало, и они всегда будут нужны. Строятся яхт-клубы и здания на подтопленных почвах. Требуют ухода и реконструкции набережные и пристани, каналы и насосные станции, опоры мостов и шлюзы - точит вода дела рук человеческих, и надо ее постоянно укрощать.

В Петрозаводске скоро появится каменная доска: «Набережная Онежского озера построена главным инженером проекта Криксуновым Ю. A.». Набережная, конечно, не ДнепроГЭС. Но 50 лет для профессионала самый продуктивный возраст - многое впереди.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter