Атлас
Войти  

Также по теме

Это уже не застой

Началу протестов исполнился год. С тех пор участники заметно приуныли. Михаил Фишман призывает не путать эмоции с поражением

  • 5802

Технически выборы в Думу в Москве были сфальсифицированы дважды — сначала с помощью централизованной карусели на избирательных участках, а затем при подсчете голосов в ТИК.

4 декабря около 22.30 Путин с Медведевым приехали в ЦИК — праздновать победу. Но реальность еще надо было подогнать к объявленным ими цифрам. Карусели не спасали. И настоящий кошмар случился ночью, когда, получив команду, председатели УИК стали в массовом порядке сбегать из своих кабинетов — вместе с печатями, оригиналами протоколов и мешками бюллетеней подмышкой.

Карусели — это была пристрелка, которая к тому же не имела большого смысла: согласитесь, не так важно, какие именно цифры переписывать в протоколе — истинные или подложные. Они все равно изменятся.

Утром 5 декабря все это стало вылезать наружу, и я тоже открыл сайт ЦИК. Быстро выяснилось, что лично у меня вроде бы и нет оснований протестовать — на моем участке «Единая Россия» получила 20% и заняла третье место. Зато через дорогу, в 150 метрах, у нее уже было 55%. Через несколько часов я без большого успеха пытался удержать равновесие на бордюре на Чистых прудах — чтобы не упасть в черную жижу, в которую бульварный газон быстро превратился под десятком тысяч ботинок.


Вместо клевых лозунгов — скучные. Вместо драйва и волшебной атмосферы дружбы и единения — поиски виноватых. Вместо веселых салок с ОМОНом на московских бульварах — дело Развозжаева

В общем, Болотной площади еще не было, а Москву Владимир Путин уже проиграл. Это важный момент: про воровство голосов в Москве — порядка 20%, то есть около миллиона бюллетеней, без которых у «Единой России» не было бы большинства в Думе, — знают все. И все знают, что все это знают. Знают Медведев с Путиным. Знает Чуров. Знают все депутаты (или как их назвать?). Они так и говорят с трибуны: «Президентские выборы Путин выиграл, а про думские — не докажете». Можно найти в стенограммах.

Столь беспрецедентных по своим масштабам фальсификаций — а затем и протестов — Путин, вероятно, мог избежать, если бы сначала провел выборы, а уже затем объявил, что вернется в Кремль. Так что московские протесты — это в том числе цена, заплаченная им за малодушное желание поскорее сорвать весь банк. Зато сегодня Путин наверняка полагает, что протест остановлен, положение исправлено, а сам он вернул убытки.

Не он один так думает. Те, кого он раньше даже не представлял, тоже порядочно приуныли. Это понятно — поменялась картина. Вместо клевых лозунгов — скучные. Вместо драйва и волшебной атмосферы дружбы и единения — поиски виноватых. Вместо веселых салок с ОМОНом на московских бульварах — дело Развозжаева. Вместо прогулок с литераторами — монотонное чтение приговоров. Вместо диалога — допросы и аресты. Вместо перспективы в лучшем случае бесконечная путинская спина, а в худшем — серьезные неприятности.

Чтобы признать, что тебя не так уж трудно запугать, тоже требуется определенное мужество. Об этом не принято говорить, но закручивание гаек дает эффект. Посадить одних, чтобы другие боялись, — эффективный метод: страх демобилизует и разобщает. Одно дело — ходить на митинги как на светскую вечеринку. Наблюдать за развитием дела 6 мая — совсем другое. Чувство дискомфорта и неуместности протеста возникает само собой.


Чтобы признать, что тебя не так уж трудно запугать, тоже требуется определенное мужество

Все это так. Только не стоит путать эти эмоции с поражением. Если вы чувствуете себя проигравшим, это еще не значит, что ваш противник действительно победил. Путин ошибается — он не повернул время вспять и не восстановил статус-кво. В термодинамике есть понятие фазового перехода — перехода вещества из одного состояния в другое при изменении внешних условий. Вода может нагреваться как угодно долго, но закипит только при 100 градусах. А закипев, может остыть, но уже не станет сырой.

Какой-нибудь новый митинг, возможно, соберет меньше народу, но это не значит, что у Путина стало больше поклонников. С ними так же, как с фальсифицированными выборами: всем точно известно, что нет, не стало. И сегодняшняя вполне пугающая неизвестность — это уже не застой, против которого люди вышли сначала на Чистые пруды, а через несколько дней на Болотную площадь. При застое как раз понятно, что будет дальше: то же самое, что сегодня.

Если же говорить не метафорами, а сухим языком цифр, то год назад выяснилось, что в многомиллионной Москве проживают 80–120 тысяч человек, готовых оторвать задницу от дивана и выйти на улицу против путинского режима. Не так много, но для смены эпохи оказалось вполне достаточно. Хороший аргумент в вечных спорах о роли личности в истории.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter