Атлас
Войти  

Также по теме

Утраченные иллюзии

  • 962

иллюстрация: Тимофей Яржомбек/KunstGroup Pictures

По всему выходит, что в декабре русский человек наконец взбодрился после годичной кризисной депрессии и начал тратить деньги. Продажи автомобилей вы­росли по сравнению с ноябрем почти на 22% (данные Ассоциации европейского бизнеса), хотя весь год рост от месяца к месяцу был всего 6%. Число сделок купли-продажи московских квартир в декабре увеличилось аж на 72% по сравнению с ноябрьским, сообщают «Ведомости» со ссылкой на Федеральную регистрационную службу. Росстат еще не успел обнародовать декабрьские данные о розничной торговле, но сами торговцы и одеждой, и едой, и товарами для дома говорят, что декабрь у них был хороший (рост 20—40% к ноябрю), а ново­годние каникулы — и вовсе неожиданно прекрасными.

Тут вам не Америка, в которой розничные продажи в декабре в последние три года (там и кризис раньше начался) падают по сравнению с ноябрем, хотя именно перед Рождеством американцы в более сытые времена осаждали магазины. Тут — давайте вспомним, что нам говорили летом 2008-го, — тихая гавань, остров стабильности среди финансовых бурь, угрожающих самому существованию прогнившей западной цивилизации. Росстат рапортует, что доля жителей России, ожидающих, что в ближайший год их материальное положение улучшится, выросла с 11% в III квартале 2009 года до 13% в IV квартале.

То есть оптимизм растет, товарищи, и не только на словах, но и на деле. Однако к каждой из вышеприведенных оптимистичных выкладок можно и нужно добавить: «Но есть нюанс».

Да, машин в декабре продано больше, чем в ноябре, но — все равно на 35% меньше, чем в декабре 2008-го. На автомобильном рынке никто не верит, что этот год будет лучше прошлого. Большие автоконцерны даже опасаются предсказывать свои продажи на год вперед: они видят не рост спроса, а стремление сэкономить. Средняя машина, купленная в России, в 2008 году стоила 22?600 евро, а в 2009-м — 19?600. И декабрьский всплеск продаж — в штуках — вызван скорее попыткой покупателей поймать максимальные скидки на машины 2009 года выпуска, чем желанием кутнуть перед праздниками.

Да, московские квартиры снова стали продаваться после годичного затишья. Больше того, количество ипотечных сделок в декабре почти удвоилось по сравнению с предыдущим месяцем, достигнув 1 341. Но и здесь действует не оптимизм, а страх, что потом не получится купить так дешево: с рынка исчезли именно самые дешевые предложения, и ипотечники, зажмурившись, согласились на долговую кабалу, чтобы потом не покупать квартиру дороже. В принципе, они правы: рост цен на недвижимость влияет на сумму, которую придется выплачивать по кредиту, сильнее, чем параллельное снижение ставок по кредитам. Например, если сейчас взять ипотечный кредит в 5 млн рублей под 14% годовых, за 15 лет по нему придется выплатить 12 млн рублей. А если предположить, что через полгода ставка упадет на 20%, до 11,2%, и на те же 20% вырастет сумма кредита — до 6 млн рублей — общая сумма выплат за 15 лет вырастет почти на миллион рублей. Предел, за которым цены на квартиры станут неинтересны ставшему более осторожным, да и порядком обедневшему покупателю, снова близок, и серьезный рост цен на недвижимость предсказывают только те, кому надо поскорее что-то продать.

Продажи магазинов в конце декабря и особенно в начале января выросли, потому что много кто никуда не поехал. А еще многие поехали задешево и ненадолго. Турфирмы продали на Новый год на 10% меньше туров, чем в сезон 2007—2008, в денежном выражении их продажи были на 10—15% ниже, чем в прошлом сезоне. А значит, одежду «новые домоседы» покупали на родине, ходили в соседние супермаркет и ресторан, тащили в мороз на дачу теплые одеяла и масляные радиаторы, катались на лы­жах в «Волене», а не в Андорре. Что, ко­нечно, выглядит оптимистично с точки зрения патриота, но вовсе не значит, что именно так все и хотят проводить каникулы. И уж совершенно не обещает хорошего года тем же продавцам, которые были рады, хоть и слегка удивлены, что в праздники мы зашли к ним в гости.

Есть нюанс и в истории про оптимизм. Тех, кто надеется, что в следующем году будет жить побогаче, действительно ста­ло на два процентных пункта больше. Но тех, кто уверен, что будет только хуже, — по-прежнему намного больше: 21% против 13%. Эта разница более значима, чем скромный рост числа оптимистов.

Мы не то чтобы расслабились и с на­деждой смотрим в ближайшее будущее. Мы окопались. Задумались о том, как ­сделать жизнь дешевле, надежнее и практичнее. Осознали, что деньги некоторое время не будут падать с неба так, что только успевай ловить. И поняли, без чего легко обойдемся. На серьезные жертвы пришлось идти относительно немногим — в отличие от той же Америки, 10-процентной реальной безработицы в России, а в Москве и подавно, пока нет. Но если придется, теперь эти жертвы будет легче принести: привычная нынешнему поколению 50—60-летних практика затягивания поясов снова начинает приживаться.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter