Атлас
Войти  

Также по теме

Василий Якеменко, активист

  • 1279


Художественная лепка: Эдуард Беляев

— Как иностранец я не понимаю смысла названия вашего движения. Что значит «Наши»? Все же русские наши?

— Путь России — это путь к суверенной демократии. Тот, кто считает, что демократия важнее суверенитета (так говорят псевдолибералы) или суверенитет важнее личной свободы (коммунисты), — это либо глупые люди, либо спекулянты. Они не Наши. Они тогда Их.

— «Наши» — это что-то вроде «Комсомол сегодня»?

— «Наши» — это образовательный проект. «Наши» готовят поколение управленцев. Они у нас учатся в специально созданном Национальном институте, на специальных мастер-классах, по специальным учебным пособиям.

— То есть все-таки это похоже на комсомол?

— Комсомол занимался политической учебой. Мы занимаемся профессиональным обучением. Мы готовим комиссаров по специальностям «государственное управление», «менеджмент организации», «экономика». Делаем из них национально-ориентированных профессионалов своего дела. То есть программа подготовки комиссара — это патриот, лидер, специалист.

— Кто мобилизовал «Наших»? Кремль? Лично Сурков?

— Сурков своим представлением о суверенной демократии очень помог в становлении движения. Без его идей очень сложно было бы компактно сформулировать нашу идеологию. Он, безусловно, один из тех, кто так или иначе принял участие в этом проекте. Многие интеллектуалы стояли у истоков движения. Владимир Нечаев, ректор НИ ВШУ. Все, кто преподает в нашем вузе: и Кара-Мурза, и Соловьев, Леонтьев Михаил.

— Почему у «Наших» такие строгие порядки? В вашем летнем лагере на Селигере был ранний подъем, пробежка на 5 км. На армию похоже.

— Мы сделали уникальный образовательный лагерь. За 2 недели его посетили более 150 лучших преподавателей страны, приезжали губернаторы, Сурков. Мы создали такой жесткий распорядок, чтобы те, кто приехал в этот лагерь развлекаться, сразу уехали и не мешали другим.

— Участникам нельзя было покидать пределы лагеря без сопровождения. Сомневались в идеологической устойчивости? Комиссары!

— Многие ребята в лагере несовершеннолетние, и движение несет ответственность за их жизнь. Он пошел искупаться, поехал на велосипеде, уехал в другой город. А я должен попасть в тюрьму? У меня другие цели в жизни.

— Сурков сказал на Селигере, что молодежи нужен иммунитет против влияния Запада. Что за влияние имелось в виду? Поп-музыка?

— Я этого не слышал. Наверное, Сурков имел в виду, что люди должны не слепо поддаваться обаянию Запада, а понимать, что внутри. И понимать, что слепо воспроизводимая модель демократии, которую нам предлагают, приводит к разрушению страны, а не к развитию.

— То есть на «мерседесе» ехать можно, но надо осудить морально?

— На «мерседесе» ехать можно, если ты уютно себя чувствуешь в стране нищих ветеранов. Это твое личное дело. У нас есть 15-летний печальный опыт копирования западного представления о жизни. Это привело к тому, что наши потери за 15 лет сопоставимы с потерями в Великой Отечественной войне.

— Критики называют ваше движение «Путинюгенд» и упрекают в близости к фашистской идеологии.

— Эти критики сосредоточены на сайтах, принадлежащих Березовскому и другим политическим и внутренним эмигрантам, с которыми мы собираемся бороться. Естественно, и они должны вести против нас борьбу. Они навешивают ярлыки, которые ничем не обеспечены.

— А еще вас упрекают в том, что вы платите участникам акций.

— Ни один из них не сказал где-либо в интервью: «Да, я получил деньги». Вся эта информация идет с сайта grani.ru, принадлежащего Березовскому. Это смешно.

— А еще вели подсчеты, что лагерь на Селигере стоил 2 миллиона.

— Понимаете, мы пользуемся моральной поддержкой Кремля.

— Морально сыт не будешь.

— Я два раза встретился с президентом. А когда вас знает президент, администрация, когда вас поддерживает Кремль, вы имеете статус государственного проекта. Дальше это вопрос выстраивания взаимоотношений с крупным отечественным бизнесом. Это позволяет мне прийти и сказать: вот смотрите, мы готовим для вашей компании редких специалистов. Вы можете оплатить их учебу на пять лет вперед? Это работает. Любая система заинтересована в подготовке кадров.

— В Германии, если канцлер кого-то поддерживает, это не значит, что его поддержит бизнес.

— У нас не Германия. Нам, наверное, легче в этом плане.

— Я читал, что главная задача «Наших» — это защита Родины. От кого вы хотите защищаться?

— Защита Родины — это оборонительная позиция, а «Наши» хотят сделать Россию глобальным лидером XXI века, поэтому мы всегда будем наступать. «Наши» — огромный проект. Если на пути у проекта будут возникать какие-то помехи, «Наши» будут убирать их со своего пути.

— Какие такие помехи?

— Любые. Вот не успели «Наши» образоваться, как возникло шесть организаций, цель которых — борьба с «Нашими». Если они будут вставать у нас на пути, мы победим их, но это не является нашей основной задачей.

— «Наших» часто обвиняли в избиении противников. Вот недавний случай с нацболами.

— Нас не раз обвиняли.

— Вражеская пропаганда?

— Да, это ложь. Если я обвиняю Лимонова в фашизме, я говорю: давайте читать его книги. Вот читаем: «Я — фашист, предлагаю вам восхищаться примерами Гитлера и Муссолини, объединяю на своем знамени символы двух самых страшных диктатур XX века». А когда Лимонов говорит, что мы их избиваем, он не приводит фактов.

— Каспаров, или Рыжков, или Явлинский могли бы выступить у вас на дискуссиях?

— У нас выступают в качестве гостей те, кто не получает зарплату и гранты в фондах Сороса. Такие люди не только дискутируют, они преподают в наших вузах. Кара-Мурза, например.

— Зюганов однозначно не работает на Запад.

— Приглашать Зюганова — это терять время. Когда мы приглашаем либерал-демократов, мы можем выслушать их позицию и понять ее недостатки, а Зюганов несет вздор. У вздора не может быть недостатков или достоинств. Меньше размахивать красными тряпками на улицах, больше работать — и мы получим поколение, которое сделает Россию лидером XXI века.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter