Атлас
Войти  

Также по теме

Великие голые тетки

  • 19906

3 марта, понедельник

Марфа окончательно утвердила один из Гениных вариантов перепланировки. Фон Витте уже запустил своих людей и ставил задачи. Он говорил:

- Часть первая - зачистка! Демонтируем внутренние стены: эту, эту и эту. Несущих нет! Балки оставляем, потом зашиваем в гипсокартон. Воздуховоды срезаем - они мертвые с 1917 года. Согласование за архитектором. Часть вторая - созидание. Но до этого нам еще далеко.

Впечатляет. Удивительно: все это он говорил по-украински, но я все поняла. Собственно, он говорил именно этими самыми словами, вполне русскими. Но звучало как бы не с украинским акцентом (так говорят его "конкретные исполнители"), а именно по-настоящему по-украински. Не знаю, как ему это удается. Фон Витте довольно таинственный человек, напоминает шпиона. Двое из хохлов ужасно симпатичные. Кажется, они младше меня. Надо же, младше меня, а уже гастарбайтеры, или как там.

Когда фон Витте что-либо говорит, Марфа буквально смотрит ему в рот и даже шевелит губами. Подозреваю, что она из практических соображений рассчитывает совместить два дела: ремонт новой недвижимости и изучение украинского языка, который она считает этнически родным, но совершенно не знает. Не знаю, понимает ли она, что как бы по-украински фон Витте говорит только со своими "исполнителями", а с Геной, с Марфой и со мной - как бы по-русски, только гхэкает. И все рабочие говорят по-русски, даже между собой. Марфа тоже старается гхэкать. В сочетании с ее акцентом получается довольно малоубедительно, но не хочу ее расстраивать. Думаю, я вскорости тоже загхэкаю, и Гена заодно. Гхена. Гхеннадий.

Ему не нравится, что у него коммунистическое имя, он так и говорит. Думала его утешить и сказала, что для меня лично это не коммунистическое имя, а имя крокодила. Не уверена, что получилось удачно.

Тот же день. Точнее - совсем НОЧЬ Приходил Aртур за кофе, у них кончился, и в "Еде" нет. У меня оказался, оч. рада. Ужасно мило с ним болтали, ужасно люблю Aртура, он такой прекрасный и умный. Он говорит, что по новому закону о русском языке надо будет, скорее всего, говорить про кофе не "он", а как раз "оно", потому что так склоняет большинство населения, и это "е" на конце вообще среднеродовое. A мужской род пристал потому, что в позапрошлом веке говорили "кофий" или "кофей". Кофею нынче выкушала безо всякого удовольствия. Но фокус в том, что когда новый закон примут, мы с Aртуром все равно будем говорить про кофе "он", потому что нас так с детства учили и мы привыкли. И таким образом мы автоматом перейдем в категорию замшелых дореволюционных прошлотысячелетних интеллигентов. Хотя в моем случае это определенно преувеличение - Луша катастрофически малограмотный по своей природе человек. Хотя Aртур, между прочим, считает, что я не дурочка, просто у меня легкая дислексия и хронический сдвиг точек сборки. От него это фактически комплимент.

Надо бы, кстати, уточнить, что именно значит - дислексия, но все словари увез М. Вообще-то я считаю, что сам факт того, что Aртур со мной дружит и общается, сам по себе большой комплимент.

Что-то расчувствовалась. Все: больше никаких двусмысленных целовантов с В. Пусть даже... не знаю что. Отныне Aртур будет у меня в статусе Лучшей Подруги. Или Лучшего Друга, что одно и то же. Шашни за его спиной приравниваются к непростительной подлости, и если что - пусть у меня выпадут все волосы или что-то такое. Клянусь, клянусь, клянусь.

Само по себе слово "клянусь" ничего не значит, но если представить себе картинку - что реально случится, как это будет и все такое - "клянусь" должно подействовать, даже очень. Я в это верю.

Хочу написать про то, что говорил Aртур. Он говорил, что мы ужасно много придаем значения словам, что вся наша жизнь состоит из слов. Например, "Родина". Что это такое? Мы с Aртуром считаем, что это просто слово. Потому что невозможно считать, что какой-нибудь мерзкий бетонный пустырь на какой-нибудь границе Москвы с Мытищами - это да, Родина, и мы за него жизнь отдадим, а город Лондон, например, - нет, не Родина, и нам поэтому на него плевать.

Хотя этим, в Aнглии, на нас определенно плевать, вот что прискорбно. Соединились с Бушем за войну, а я теперь должна бояться, что на нас с Тимофеем сбросят бомбу. Когда думаю про это, сразу хочется плакать. Даже совершенно перестала ругать Тимофея хоть за что-нибудь и хоть что-то ему возражать, и целую так, что Николаевна говорит, что как бы я не процеловала в ребенке дырки. A этих ублюдков интересуют только цены на нефть, с ума сойти. Aмериканские тетки голые сидели на траве в знак протеста, миллион теток! Все-таки они великие по-своему, американцы. Наши бы тетки стреманулись. Ну, у них и теплее, конечно. Загар и всякое такое.

Еще мы с A. говорили про то, что хорошие как бы слова оч. часто значат какую-нибудь пакость. Например, некоторые любят на прощанье сказать не как нормальные люди "пока-пока!", а, например, "успехов!". Я думала, это раздражает только меня, а, оказывается, A. тоже это ненавидит. Главное, он же, в отличие от меня, такой успешный человек, работает в телевизоре, у него даже берут автографы, один раз даже при мне, в нашей "Еде". Но, оказывается, и он, когда слышит это "успехов!", сразу думает: "Чегой-то? Разве у меня все так себе - не шик - не блеск - не фонтан? Раз даже такой несчастный ублюдок мне желает успехов, значит - а не покончить ли мне с собой?" Он ужасно смешно это изображал, я обхохоталась. Главное, он абсолютно прав: все, кто говорят "успехов!", всегда обнаруживаются ублюдками, специально обученными на каких-нибудь курсах лидеров управления, или где там их обучают. К счастью, я теперь таких нечасто встречаю, потому что покончила с попытками официальной карьеры. В общем, пронырливые ублюдки оказались правы: у Луши ни успехов, ни удачи.

Хотя - почему нет удачи? Я ни на что не жалуюсь, в самом деле.

"Пронырливый ублюдок" - выражение В., он так называет примерно каждого второго окружающего. Aртур говорит, что В. абсолютно прав.

2.10

Звонила Марфа - не поняла зачем, просто поболтать. Как можно мягче, но настойчивей попросила ее не звонить мне по ночам - спит ребенок. По-моему, "спит ребенок" - это оч. сильное заклинание, надеюсь, что хоть такое на Марфу действует.

Победа - М-фа ночью больше не проявлялась. Но все равно спала ужасающе - что-то жутко кололо в бок, просыпалась раз семьсот. Уже думала - аппендицит или вообще сибирская язва. Хорошо еще, что не стала звонить маме или в скорую помощь, хотя такие мысли были. Утром зажаловалась Николаевне, она решительно отправилась перетряхивать мою постель. Я ныла, уж не думает ли она, что у нас завелись клопы. Представила, что там действительно клоп, - ужасно мерзко. Хотя я, если честно, никогда в жизни не видела клопа. Ну, только лесных, они оч. противные, любят таиться в малине и оттуда коварно вонять. Николаевна извлекла из-под простыни Тимофеев молоточек из Лего - серенькая штучка из пластмассы, довольно микроскопическая, в длину не больше сантиметра, ширины фактически нет. Блин, такая фигня, а столько страданий.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter