Атлас
Войти  

Также по теме

Верю — не верю

Публицист Андрей Десницкий объясняет, почему передача об отношениях Джигурды с тещей ему понравилась больше, чем фильм «Не верю!»

  • 9644

Я посмотрел фильм Бориса Корчевникова «Не верю!» на НТВ. Кратко перескажу содержание и заодно попытаюсь дать читателю представление о стилистике.

Батюшки молодцы — а эти вообще — ну понятно же, на чьи деньги — бабла немерено — а сами те еще сволочи — а тот вообще, говорят, педофил — а этот задом на иконы — ну вот же формула — а вот расценки — специально ведь гонят — и вообще педофилы — и все с Украины — сами ого-го, а почему священниками нельзя? — они ведь ради детей — даже мусульманам дом — а еще которые в тюрьме — а про них тут такое — а они классные — а те ваще — а духовное возрождение — а они как большевики — и в Бутово всех — вот и они — а у нас Русь Святая — а они против.

Мелькание клипов, мельтешение лиц и фраз: «своих» показывают секунд по 5–10, а «врагов» максимум по одной секунде, в мельчайшей нарезке, по полфразы, по три слова — и поди проверь, что тут вырвано из контекста. Все вырвано, контекст отсутствует. Про Адагамова, например, в фильме подробно рассказали, как он якобы насиловал девочку и сколько денег берет за один пост в своем блоге, и что особенно интересно — ничего не утверждали создатели фильма от себя, только цитировали кого-то. Вот, например, какие-то мутные личности в кафе называют расценки за его посты. Веришь — не веришь? Но думать некогда, следующая сенсация на подходе. Да, показали и самого Адагамова — только ни одной фразы он на экране не произнес целиком, лишь отдельные слова. Он ведь тут не человек, а мишень. И не успел ты что-то про него решить, как тебе уже подкидывают следующего героя, с такой же нарезкой отдельных слов, с такими же намеками-цитатами.

Никакого постулата веры в фильме нет. Святитель Иоанн Златоуст некогда сказал: «Как враги, обложившие город и осаждающие его извне, когда возбуждают в нем междоусобную брань, тогда и одерживают победу, так и оскорбляющий, если не возбудит в нас самих страсти, не в состоянии будет преодолеть нас, если мы сами не воспламенимся». Что ж, если так, то фильм, безусловно, служит к воспламенению страстей и тем самым ­— к поражению осажденной церкви. Кроме обилия горючего материала в нем нет вообще ничего.


Неужели дела у нашей церкви таковы, что защищать ее авторитет нужно такими вот мерами? 

Вот промелькнули скандальные околоцерковные сюжеты: часы, квартира, ДТП. Разобрали бы хоть один по порядку: что там было на самом деле, как это представили в СМИ, где что передернули, где исказили? Или попытались бы выяснить, какая настоящая проблема скрывается за всеми этими скандалами и что с этой проблемой делать. Ничего подобного в фильме нет. Часы — квартиры — машины, а вот они за деньги постят. Машины — квартиры — часы, а вот они педофилы и иностранные агенты.

Словом, если тебя в чем-то обвиняют — ты не оправдывайся, ты не пытайся разобраться, ты лучше обвини кого-нибудь сам, еще громче, скандальнее, злее. И вроде как победишь в споре.

Авторы фильма заодно объяснили, что продажные блогеры-педофилы, нападая на патриарха, метят на самом деле в Путина. Ведь церковь — она столп государства. И откуда ноги растут, нам ясно показали. Один блогер — гражданин Норвегии, другой герой фильма — гражданин США, третий общался с грузинами, но самый ад, он, конечно, с Украины. Там самостийники.

После просмотра остается только процитировать название фильма. Не верю, что все так просто, что любой разговор о проблемах — сплошь клевета проплаченных блогеров и их добровольных помощников. Понятия не имею, что там с кем было у Адагамова, но не верю ни капли, что его пороки, какими бы они ни были отвратительными, кого-то оправдывают и что-то объясняют.

Зато есть целый ряд вещей, в которые фильм меня заставил поверить. 

Никакого серьезного разговора о внутрицерковных проблемах с участием официальных представителей церкви (их в фильме было немало) мы в ближайшее время точно не услышим. Будет раскручиваться прежняя риторика: у нас сплошное благорастворение воздухов, но есть злобные враги, действующие на иностранные деньги. Слияния церкви и государства, как и говорил патриарх, не происходит, но вполне откровенно нам говорят о сотрудничестве, переходящем в симбиоз: церковь служит государству и лично Путину неким столпом, а государство защищает церковь от ужасных врагов. Только вот непонятно, какие вообще страшны враги, пока есть такие друзья?

И еще я верю, что за всю эту лажу придется когда-нибудь платить — причем не создателям фильма, не его героям (хотя, вполне вероятно, возбудятся и очередные дела после просмотра фильма депутатами Госдумы) и даже не коварным зарубежным спонсорам. Платить придется Русской православной церкви, которой более тысячи лет и к которой принадлежало и принадлежит великое множество очень разных людей, в том числе и я сам, — судить о нас будут среди прочего и вот по таким агиткам. И это печально.

Сразу после рассказа об информационной войне против церкви на НТВ началась программа под названием «Ты не поверишь» — о проблемах Никиты Джигурды с его тещей. И по сравнению с предыдущим фильмом этот материал отличался конкретностью и деликатностью, позиции сторон были представлены полно и точно. Жаль, конечно, что внутрицерковные проблемы не заслужили той же доли журналистской этики, что и семейные скандалы Джигурды.

И еще одна вещь, в которую мне было трудно поверить. Неужели дела у нашей церкви таковы, что защищать ее авторитет нужно такими вот мерами? 

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter