Атлас
Войти  

Также по теме

Веселая карусель

Можно, конечно, пить таблетки каждый раз перед тем, как сесть в самолет, и лишь рассматривать картинки машин в каталогах, вместо того чтобы взять да и купить себе автомобиль. А можно пойти и вылечиться от транспортной болезни. Правда, чтобы навсегда о ней забыть, придется помучиться.

  • 1283


Иллюстрация: Даша Яржамбек/KunstGroup Pictures

Было так: будучи на седьмом месяце беременности, я потащилась с уже имеющимся единоутробным сыном Митяем в парк Горького — то есть не потащилась, а радостно побежала. Мы покатались на цепочных каруселях, и еще раз покатались на цепочных каруселях, а потом на каком-то адском поезде и еще на чем-то, и заодно уж на колесе обозрения, а с американскими горками я все-таки решила не рисковать, и Митя отнесся к этому с пониманием. А потом мы выбрали аттракцион, с виду вполне безобидный: невысокий диск, а на нем круглые кабинки, приспособленные для самостоятельного верчения. «Если кому вдруг станет плохо и захотите остановить — подымите вверх руку!» — предупредил парень-служитель, но мы с Митей подумали: «Ха!» — мы с ним оба, можно сказать, выросли на каруселях… Через три минуты, когда все кончилось и мне наконец дали понюхать нашатыря, я в тоске подумала: неужели этот бездарный аттракцион был последним в моей жизни? Похоже на то: с тех пор меня укачивает даже в машине на заднем сиденье. Почему тогда, кстати, не остановили эту чертову карусель? Я отчаянно тянула руку.

Когда тебя укачивает, это не воспринимаешь как болезнь.Тем более в моем дурацком случае: «Доктор, видите ли, когда я беременная каталась на каруселях…» Сама понимаешь, что твой диагноз — примерно идиотия. Даже доктор Зарицкий, который всю жизнь занимается именно вестибулярным аппаратом и наслушался, я думаю, разнообразных историй, отнесся к трагедии моей жизни как к анекдоту. Но подтвердил: ситуации, когда человек движется одновременно в нескольких плоскостях (как на том проклятом аттракционе), — они самые тяжелые.

Предыдущие двадцать лет Владимир Васильевич Зарицкий работал в Институте авиационной и космической медицины, сейчас принимает пациентов в «Гута-клиник», которая образовалась именно на основе его лаборатории вестибулологии. Эту отрасль медицины еще называют лабиринтологией — потому что вестибулярный аппарат по форме напоминает лабиринт, раковинку улитки. Размером он около кубического сантиметра, а находится под крепкой височной костью — не доберешься. Нежное, элегантно устроенное создание, настоящий персонаж с картины Дали — и очень древнее. «Вестибулярная функция у наших прапредков появилась гораздо раньше зрения», — Зарицкий говорит это не без гордости. Он явно считает вестибулярный аппарат не просто органом, а вроде как отдельным существом, живущим важной и таинственной самостоятельной жизнью. «Есть такая гипотеза, — говорит он, — что вестибулярный аппарат отвечает за дезинтоксикацию нашего организма. Произошел выброс токсинов в кровь — он подает сигнал к тошноте, чтобы организм мог очиститься». А транспортная болезнь (укачивание), говорит он, — это, можно сказать, вообще не болезнь, а естественная реакция. «Человек родился, чтобы ходить по земле. И вот он садится верхом на верблюда. Зрение говорит ему: ты движешься вперед. Но осязание, в частности рецепторы на большом участке задней поверхности ног говорят: ты сидишь на месте. А вестибулярный аппарат устроен так, что он реагирует на ускорение и тоже дает в мозг сигнал: ты неподвижен, только немного качаешься вверх-вниз. А зрение: нет, нет, ты быстро движешься вперед! Организм дезориентирован — вот вам и транспортная болезнь».

Пациенты доктора Зарицкого — это те, кто от природы подвержены «болезни движения», но категорически не могут себе позволить потерять лицо. Ну просто никак. В «Гута-клиник» их сначала подвергают двухчасовому обследованию: надевают на них специальные очки, заставляют следить глазами за светящейся точкой и за мелькающими полосами, крутят, качают и болтают и при этом фиксируют их реакции. В результате выясняют, «наш» это пациент или «не наш». Если «не наш», отправляют к психоневрологу, а тот, в свою очередь, может направить к гастроэнтерологу. Но если пациент все же «свой», тогда его вестибулярному аппарату (точнее, двум — у нас их, знаете ли, два, левый и правый) устраивают специальные тренировки. Для этого имеется специальное подвижное кресло — такие обычно показывают в фильмах про подготовку космонавтов. Но только прежде чем мучить, человека готовят: он принимает особые витамины, микроэлементы, аминокислоты. Нагрузка строго выверена и идет по нарастающей. «Если пациент уже может выдержать без тошноты 15 минут — мы считаем, все. Он уже может победить транспортную болезнь. А еще, смотрите, некоторых ведь тошнит уже от запаха бензина — это условный рефлекс. Его можно сломать, с этим мы тоже работаем. А еще, говорят, некоторые йоговские упражнения помогают, хотя сам я в этом не специалист».

Я, может, и запишусь на тестирование, но для начала попробую, что ли, просто как-то общаться со своими вестибулярными аппаратами. Если они на самом деле такие умные и милые, может, простят, что я над ними так издевалась. Вдруг разрешат мне опять кататься на каруселях — очень хочется.

АДРЕСА

Медицинский центр «Гута-клиник», Фадеева, 2, м. «Новослободская», 250 26 40, 250 45 77, 250 44 57, 250 58 03, www.gutaclinic.ru. Тестирование вестибулярной функции — 3500 р., тренировка — 570 р.

Помимо тренировок вестибулярного аппарата врачи могут подобрать пациенту таблетки от укачивания, которые для него безопасны. Подготовка к лечению (прием специально подобранных витаминов, аминокислот и микроэлементов) занимает три недели. Лечат укачиванием. Уже через три минуты укачивания организм находится в таком же плачевном состоянии, как после двух недель гриппа или сильной простуды, — вот почему с американских горок многие спускаются такие зеленые.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter