Атлас
Войти  

Также по теме

Волшебное слово

  • 1360


Иллюстрация: Маша Краснова-Шабаева

Давайте сыграем в маленькую игру. Вот, предположим, вам звонят. Предположим, девушка. Просит, предположим, прийти поучаствовать в круглом столе. А вы, предположим, занятой человек, вы такие приглашения пачками отвергаете. У вас есть масса дежурных отговорок: вы не специалист в данной области, вы не готовы дискутировать с некоторыми из приглашенных, у вас, в конце концов, другие дела. Но тут наша предполагаемая девушка называет тему предполагаемого круглого стола. Звучит она примерно так: «Угроза фашизма в России». Вы попали.

Если вы человек хоть сколько-то публичный, вы не можете отказаться. Потому что представьте себе, что собирается круглый стол и ведущий говорит: «Мы приглашали господина N, но он отказался, сославшись на занятость». Или на отсутствие специальных знаний, или на невозможность диалога на эту тему — на что бы вы ни ссылались, вы будете выглядеть бездушным человеком, в лучшем случае безразличным к судьбе отечества. Потому что «фашизм» — это волшебное слово. Последнее недискредитированное слово в русском языке. «Демократия» с «конституцией», «патриотизм» с «родиной», «идеализм» с «капитализмом» — все эти некогда громкие слова отправились на такую же обесценившуюся «свалку истории». А «фашизм» продолжает действовать безотказно. От этого слова люди цепенеют. Пугаются. Соглашаются на все.

Недавно, например, мне пришлось побывать на таком именно круглом столе. Неважно даже, когда и где: почти точно такие же мероприятия проходили и неделей раньше, и неделей позже. Яркий свет, камеры в ряд, трансляция на жидкокристаллические мониторы в коридоре и умопомрачительный состав участников. Политолог, журналист, три политика, адвокат, общественный деятель и ведущая. Только волшебное слово «фашизм» могло заставить их собраться вместе.

Так жалко было смотреть на адвоката Генри Резника. Он, видимо, тоже оцепеневший от этого слова, не мог отказаться от участия — и вот теперь справа от него сидел квадратный человек в розовом галстуке, а слева — дама в очках. Дама говорила так, что все в зале смеялись, хотя, возможно, это была и не самая адекватная реакция. «Да, в Питере убили грузинского мальчика, — говорила она. — Очень, очень жалко. Я плакала. Но в Москве этим летом убили однокурсника моего сына». И далее про этническую преступность и про то, что русскому народу пора поднять голову. Квадратный человек, оказавшийся депутатом Госдумы, говорил, что русский народ уже поднимает голову, что и вылилось в марш 4 ноября — тот самый, во время которого сотни, а то и тысячи молодых людей замерли в гитлеровском салюте и с которого началась нынешняя антифашистская вакханалия в нашем городе. Собственно о фашизме он говорил, что, если вдуматься, это совсем не так плохо, ведь латинское слово «фашио» означает «пучок стрел» (на самом деле просто «пучок»), а русский национализм — это и вовсе хорошо. Сидящий между этими двумя ораторами Генри Резник густо краснел, но выглядел при этом бледно, потому что ни один человек, каким бы умным, образованным и порядочным он ни был, не способен найти слова, чтобы ответить на такие речи.

Так вот, о словах. Точнее, о слове «фашизм». Последнее волшебное слово — главное слово этой осени, которая в нашем городе оказалась предвыборной. В связи с угрозой фашизма в России снята с городских выборов партия «Родина», разместившая рекламный ролик, героями которого стали южный торговец и арбузная корка, а ключевыми фразами — «Понаехали тут» и «Очистим наш город от мусора».

На тех же самых выборах есть целая партия, созданная якобы для борьбы с фашизмом. Это «Свободная Россия». Правда, единственный антифашистский слоган этой партии — «Не голосуйте за „Яблоко“. Оно гнилое». А это потому, что «Яблоко» участвует в акциях совместно с Национал-большевистской партией Эдуарда Лимонова, которая и есть главный фашист нашего времени.

У НБП действительно крайне неудачные название и символика. Сама же организация давно потеряла всякий привкус даже национализма. Но в деле борьбы с фашизмом главное не фашист, главное — борьба с ним. Для борьбы с НБП созданы целых три антифашистских движения: «Наши», «Молодая гвардия» и «Свободная Россия». Во имя этой же борьбы в последнюю неделю ноября наш город ввел запрет на все массовые мероприятия. Вообще, такое возможно лишь при введении чрезвычайного положения, но тут заявленная цель была практически святая — предотвратить повторение марша 4 ноября. Под раздачу, правда, попала и акция активистов борьбы со СПИДом, пожелавших поблагодарить президента Путина за увеличение финансирования лечения ВИЧ. А еще — антифашистский марш. Организаторы последнего вышли на нелегальный пикет, во время которого человек 40 были задержаны. В процессе разгона пикета московские милиционеры вырывали из рук пикетчиков листовки со словами «Фашизм — смертельно опасная игра» и российские флаги и топтали те и другие.

Когда милиционеры начинают разгонять антифашистские пикеты, запрещенные во имя борьбы с фашизмом, начинаешь понимать, что последнее волшебное слово в нашем языке доживает, возможно, свой последний политический сезон. И думаешь: все-таки приятнее, когда есть хоть одно по-настоящему страшное слово.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter