Атлас
Войти  

Также по теме

Восточный рубеж

  • 1477


Иллюстрация: Дарья Рычкова

О том, что Восток — дело тонкое, знают даже те, кто никогда не смотрел фильм «Белое солнце пустыни», а таких людей в России в последнее время становится все больше. Как показывает опыт, еще более тонкое дело — Восток, мечтающий хоть немножечко походить на Запад.

Многие явления, характерные для западных государств, приобретают в странах Востока, смотрящих в сторону захода солнца, комедийные черты. Казахстан, пожалуй, одно из таких государств. В этом убеждаешься на каждом шагу.

По телевизору мы часто видим, как западные демократии не жалеют своих кровных евро на то, чтобы скорее выдворить на родину очередную партию нелегальных мигрантов. В Казахстане государство делает все, чтобы нелегалы как можно дольше оставались на его территории. Недавно я испытал это на собственной шкуре.

По законодательству Казахстана жители СНГ имеют право находиться на территории страны без регистрации в органах МВД не более 5 дней. У россиянина, знакомого с московскими порядками, возникает резонный вопрос: 5 рабочих дней? По логике — да, но логика оказывается бессильна там, где работают чиновники.

Я уже зарегистрировался на обратный рейс, добыл место у окна, отправил багаж и с легким рюкзачком и чистым сердцем ждал своей очереди на паспортном контроле.

Передо мной переминался с ноги на ногу маленький бородатый человечек с железным чемоданчиком и паспортом Афганистана. Нетрудно предположить, что он вызвал повышенный интерес у девушки-пограничницы. С умным видом изучив каждую страницу паспорта, пестревшего визами с арабской вязью, она куда-то неторопливо удалилась.

— Бабы всегда более въедливые, чем мужики. Береженого Бог бережет, — решил я и пошел в другую очередь.

— Паспорт и миграционную карту, пожалуйста, — холодно произнес молодой пограничник.

Долго изучал мою карту. Волнуясь, я принялся заговаривать ему зубы дурацкими вопросами типа: будет ли он ставить штамп в мой российский паспорт, или мне лучше дать зарубежный, или он вообще никакого штампа ставить не будет?

— К сожалению, мы вынуждены снять вас с рейса, — услышал я вместо ответа на очередной вопрос.

— Простите, что?

У меня было ощущение, что меня разыгрывают.

— Но почему?

— У вас просрочена регистрация. Вы были в Казахстане без регистрации шесть дней, а можно только пять.

— И что теперь делать? Я сначала был 2 дня в Астане и потом 4 дня в Алма-Ате. Из них два — нерабочих.

— Считаются рабочие и нерабочие дни.

Мне посоветовали поменять билет и на следующий день ехать в центральный офис и оплатить штраф 500 тенге, что-то около 100 рублей.

— А нельзя здесь и сейчас заплатить штраф?

— Нельзя.

— Эй, постойте! Но мой багаж уже в самолете.

— Сейчас все устроим. Его вам вернут.

Я потребовал начальника. Начальником оказался помятый русский парень с раскосыми глазами. Казалось, его минуту назад подняли с постели.

— Ничего нельзя сделать. Шесть дней.

Я, слегка понизив голос, попытался предложить ему деньги. Мол, готов оплатить все издержки. Парень, даже не улыбнувшись, замотал головой, словно я предлагал ему партию в домино.

Я потребовал другого начальника.

— Не унижайся, брат, бесполезно, — раздалось за моей спиной.

Передо мной стоял полицейский-татарин, из тех, что проверяют документы перед регистрацией багажа.

— Тут недавно женщина с грудным ребенком тоже хотела улететь. Не получилось. Шесть дней. Она плакала, на колени вставала. Бесполезно. Сделай, как они говорят. Сейчас уже ничего нельзя сделать. Ты уже попал в базу.

Немного помолчав, полицейский добавил: «Вот если бы ты на подходе обратился ко мне, я бы смог тебе помочь».

— Но ведь вы же мне ничего не сказали!

Тут я вспомнил, что при входе в зону вылета проверявшие билеты полицейские странно переглянулись, когда я неуверенно протянул паспорт с просроченной регистрацией.

— Ну допустим, я бы сказал тебе, что у тебя будут проблемы. Ты бы мне поверил? Решил бы: вот мент разводит меня на деньги. Ведь так?

— Пожалуй что так, — согласился я.

Пока я ждал машину в отель, мы успели подружиться с Маратом (так звали сочувствующего мне полицейского). Напоследок Марат сказал, что, если я не успею завтра сделать регистрацию в городе, он все организует через свое начальство за небольшое вознаграждение в 200 долларов «на всех».

— Но лучше, чтобы все законно было, — заключил он, вежливо закрывая за мной дверь такси.

С тех пор я внимательно присматриваюсь к лицам полицейских и милиционеров по всему миру — вдруг увижу в них что-то важное? Ведь для того и создал Аллах этих живых существ, чтобы они приходили на помощь гражданам в трудную минуту. Главное, чтобы они не стеснялись предлагать свою помощь вовремя, а не брали пример с моего стеснительного знакомого Марата.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter