Атлас
Войти  

Также по теме Координационный совет

Выборы в КС: Любовь Соболь

Юрист проекта «РосПил» Любовь Соболь рассказала БГ о том, является ли борьба с коррупцией политической задачей, чем может быть профессионал полезен координационному совету и зачем кандидатам объединяться в блоки

  • 6887
Любовь Соболь

Любовь Соболь

— Как вы попали в проект «РосПил» Навального?

— До того как прийти работать в «РосПил», я читала ЖЖ Навального около года. Потом увидела объявление, что создается такой проект. Я написала ему, что хочу принять участие, в ответ он выслал требования к юристам и тестовое задание — написать реальную жалобу по конкретной ситуации. Потом было собеседование, и меня взяли в проект.


— А «РосПил» и борьба с коррупцией в сфере госзакупок — это политика или просто гражданский проект?

— Я думаю, что и то и другое, здесь гражданская и политическая деятельность взаимосвязаны. Как показывает наша практика, конкретные люди вполне могут контролировать конкретные поступки власти. Мы боремся против чиновников-коррупционеров, но ведь воровство голосов на выборах — это то же, что воровство денег из бюджета. Они воруют наши голоса, чтобы воровать бюджеты.


— Недоброжелатели этого проекта говорят, что он неэффективен.

— Нам удалось отменить коррупционные тендеры на миллиарды бюджетных денег — это статистика. Чиновники стали нас бояться, они перестали закупать люксовые товары бесконтрольно. Сейчас закупок за бюджетные деньги всяких «золотых унитазов» стало куда меньше, чем несколько лет назад, потому что чиновники поняли, что эту сферу общество контролирует. Наконец, мы изменили схему работы Федеральной антимонопольной службы. Раньше на их сайте не публиковали жалобы и ответы, на заседания было попасть нереально, но теперь под давлением они все изменили: сайт ФАС заработал, заседания стали открытыми, все жалобы и ответы есть в общем доступе. И «РосПил» внес в это неоценимый вклад — мы показали, как должны работать институты власти в этой сфере, и заставили их так работать. Проект «РосПил» не имеет аналогов, разве что другие проекты Навального — например «РосЯма».


«Я считаю, что надо действовать по принципу «Если не я, то кто?»

—  Зачем вы идете в координационный совет?

— Я считаю, что надо действовать по принципу «Если не я, то кто?». Мне кажется, в координационный совет должны идти люди с практическим опытом: экономисты, юристы, управленцы, а не только журналисты и звезды. Там должны быть люди, которые умеют делать практические вещи. В КС я могла бы курировать юридическую деятельность: от контроля за выборами, причем не только в части организации наблюдения, до антикоррупционных проектов. На мой взгляд, координационный совет борьбой с коррупцией заниматься должен. Надо, например, составлять списки наиболее коррумпированных чиновников и судей — по аналогии со «списком Магнитского»: пусть на Западе блокируют их счета, не дают выехать за границу.


— Зачем вы и другие активисты проектов Навального создали «Блок 7 кандидатов 7 проектов»?

— Просто мы люди, разделяющие общие интересы и взгляды, и решили объединиться. В конце концов, вместе легче вести кампанию.


— Каких политических взглядов вы придерживаетесь? Вы социалист, либерал, националист?

— Я бы не хотела ограничивать себя рамками конкретной идеологии. Мне нравятся не идеологии, а идеи. Например, в образовании и медицине мне нравятся социалистические идеи — я считаю, что эти сферы должны быть бесплатными, а вот в экономике я либерал и сторонник свободного рынка. Мне кажется, из разных идеологий можно брать позитивные идеи и совмещать их.


— Вашего руководителя, Алексея Навального, многие обвиняют в националистических взглядах. Что вы думаете по этому поводу?

— Об этом лучше спросить его самого. Я помню, он давал гигантское интервью накануне «Русского марша» прошлого года и говорил, что под национализмом понимает решение конкретных проблем: регулирование миграции, например. В работе же я не знаю более мягкого и либерального человека. Он дает нам всем максимум самостоятельности, но и ответственности, и в итоге даже если он сидит под арестом 15 суток, проекты работают и будут работать.


— В отличие от Навального, вы не столь медийный персонаж. Как вы считаете, у вас есть шансы пройти в КС?

— По первым рейтингам, шансы у нашего блока неплохие. Многие из блока уже вошли в 30 самых рейтинговых кандидатов в КС, а дебаты дают возможность проявить себя и другим новым лицам.


 Какой должна быть стратегия оппозиции?

— С одной стороны, надо поддерживать уличную активность и проводить и дальше протестные митинги, с другой — предлагать конструктивную повестку и использовать все механизмы для давления на власть. Да, надо проводить просветительские кампании и снижать рейтинг Путина и его команды, но вместе с тем показывать, что есть люди, которые могут его сменить, которые знают, какие надо провести реформы, как строить гражданское общество. Негативная кампания должна идти вместе с позитивной, тогда у нас есть все шансы победить.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter