Атлас
Войти  

Также по теме

Юбилей «Стратегии-31»

В день юбилейного собрания сторонников «Стратегии-31» на Триумфальной площади БГ поговорил о явлении с активистами движения, журналистами и жителями окрестных домов

  • 4427
31

Ровно три года назад в Москве появилась «Стратегия-31» — движение в поддержку 31-й статьи Конституции, гарантирующей свободу собраний. Акция проходит каждое 31-е число на Триумфальной площади. Практически всегда митинг оказывается несанкционированным (кроме нескольких исключений в 2010 и 2011 году) и неизменно сопровождается массовыми задержаниями активистов и случайных прохожих. Акция уже давно превратилась в стабильное явление на улицах Москвы, и многие даже шутят, что если случайно оказаться вечером 31-го числа у метро «Маяковская», то сразу станет понятно, какой сегодня день. 


юбилей же

Эдуард Лимонов 
_______

автор концепции и постоянный участник

«В первый раз я вышел на Триумфальную 31 января 2009 года. Помню, меня тогда задержали, очень долго судили и дали сутки. Потом у нас был небольшой перерыв: 31 марта нас не поддержали союзники — Каспаров и другие. Но 31 мая мы вышли все равно. А в июле я пошел к Алексеевой.

Борьба за свободу собраний очень важна для всего общества. Это абсолютно необходимая свобода, для государства она — основополагающая. Но пока мы ее не добились.

«Стратегия-31» всегда была своего рода тренировочной площадкой, где люди учатся противостоянию, учатся не бояться. На самом деле все на все влияет, но у нас есть привычка забывать о преемственности. Диссиденты, Московская Хельсинкская группа, марши несогласных… Не все хотят это видеть, а я вижу. 
 «Мы показываем людям пример храбрости — вот издали новый закон, а мы все равно идем туда с открытыми лицами» 

Сейчас мы наблюдаем разбавленный и слабый протест. Хитрость «Стратегии-31» в том, что люди приходили без идеологических различий и на заведомо несогласованные митинги. Организаторы новых митингов позаимствовали у нас первое. Второе — нет, но разрешенный митинг власть рассматривает как поражение оппозиции. Если митинги хотят оказать влияние на политику, они должны быть несогласованными. Чтобы сломать систему, нужны радикальные методы.

Безусловно, я пойду на Триумфальную 31-го. Мы подавали уведомление, нам отказали, но тут нет противоречия. Мы могли его и не подавать. Показываем людям пример храбрости — что вот, издали новый закон, а мы все равно идем туда с открытыми лицами».


стратегий 31 юбилей

Андрей Миронов 
_______

правозащитник, диссидент, житель Большой Садовой

«Я не всегда туда ходил. Часто я видел более эффективные и необходимые вещи. Было бы правильно, например, тем, кто пришел на Триумфальную, дойти до Козихинского. Потому что это защита прав конкретных людей и это эффективнее.  

«Стратегия-31» означает соблюдение старого диссидентского лозунга — «соблюдайте вашу Конституцию», то есть ваши собственные правила, ваш собственный закон.  Акции на Триумфальной позволяли поддерживать не только протестные настроения, но и организационную структуру. Началось ведь все не с Болотной, а с митинга на Чистых прудах, который был заявлен заранее и куда пришли 6–7 тысяч человек вместо ожидаемых сотен. Как-то все про это забыли. А 6 декабря все пришли на Триумфальную, и автозаки захлебнулись, я хорошо это помню. Автозаков не хватило, и люди стояли в них в очередь и смеялись. Ключевой перелом — это именно Чистые пруды и Триумфальная. Все, что происходило потом, — органическое продолжение, и это нельзя недооценивать.

Жителям района очень досаждают нынешние загородки. Машины все теперь расставляют по дворам, это тоже мешает. Памятник Маяковскому по-идиотски выглядит. Власти плюют на людей — мол, раз мы сказали раскопки, то будут раскопки. А тут нет культурного слоя, он весь уничтожен: во время строительства гостиницы «Пекин» тут все перекопали. Это идея уничтожить городское общественное пространство, и сам акт этих раскопок унизителен».   


стратегий 31 юбилей

Матвей Крылов 
_______

корреспондент The New Times

«Стратегия-31» для меня больше, чем просто акция протеста, это что-то личное. Эти акции были для меня первым крупным проектом, и все, что я сегодня имею и знаю, это следствие моей работы над «Стратегией». Так получилось, что я с первых дней участвовал в развитии этой инициативы. Я вошел в оргкомитет акции в 2009 году и больше года активно занимался работой в рамках этого общегражданского движения. Я успешно вел блог «Стратегии-31» в ЖЖ и все аккаунты в социальных сетях: твиттере, фейсбуке и «Вконтакте» — это большой опыт для меня. Вместе с друзьями мы делали агитационные материалы: листовки и стикеры, инициировали пиар-акции для раскрутки «Стратегии-31», приглашали на акции випов и многое другое. Вместе с ее развитием развивались и учились мы, а потом просто вышли за рамки отдельного проекта. 
 «Основная заслуга «Стратегии» в том, что на протяжении нескольких лет она приучала людей выходить на площадь»

Впервые я вышел и был задержан на Триумфальной 31 января 2009 года, нас было 20 человек, одни нацболы. Спустя полгода, 31 июля, нас уже было несколько сотен; кроме нацболов, уже были люди из «Солидарности», «Левого фронта» и просто граждане. Еще через полгода, к 2010-му, — уже больше 20 городов, Людмила Алексеева в костюме Снегурочки 31 декабря. Летом 2010-го Катя Гордон посвятила песню акции на Триумфальной, на которой стало больше тысячи протестующих, тогда же у «Стратегии-31» появился первый политзаключенный — Сергей Мохнаткин.

Мне кажется, основная заслуга «Стратегии» в том, что на протяжении нескольких лет она приучала людей выходить на площадь. Своим примером несколько сотен активистов смогли убедить тысячи, что такая форма протеста — это не страшно и очень важно. Ведь именно «Стратегия-31» была промежуточным звеном между малочисленными митингами медведевского периода и стотысячными акциями этой зимы. Акции на Триумфальной были разминкой перед главными событиями этого года, и именно с Триумфальной символично начались протесты «За честные выборы». 
 
Через несколько месяцев после старта «Стратегии-31» я получил свою первую судимость и больше не мог ходить на несанкционированные акции, так как мне могли изменить условное наказание на реальное заключение. Поэтому я старался каким-то другим способом участвовать в «Стратегии-31», а именно в ее организации. Спустя три года после того, как меня осудили во второй раз и когда я вышел из тюрьмы, я пошел на Триумфальную снова. И выйду в этот раз, только, правда, уже в другом качестве, но это уже другая история».


стратегий 31 юбилей

Дмитрий 
_______

бывший житель Большой Садовой

«Я жил возле «Маяковской» с конца 2008-го до середины 2009 года. Никогда не ходил на «Стратегию-31» и на аналогичные акции на Триумфальной площади: с одной стороны, несколько смущает компания нацболов с праволибералами, с другой стороны — не люблю «пленения» ментами, мне это кажется бессмысленным, и я стараюсь этого избегать. Хотя отношусь к «Стратегии-31» в целом положительно.

Был заметен постоянный (ежедневный) интерес ментов к этому месту. Практически каждый день на площади стоял ментовский пазик, а то и «Урал», в то время как на станции метро «Маяковская» всегда было несколько групп ментов по пять человек — больше, чем можно встретить на других станциях. Часто на станции можно было заметить молодых людей неформальной внешности (одеты как панки, готы, другие субкультуры, со всеми атрибутами — пирсингом и прическами), которые общались и о чем-то договаривались с этими самыми ментами. Видимо, менты даже организовывали что-то вроде информаторов, причем чуть ли не ежедневно. Не удивлюсь, если подобная ментовская активность там продолжается до сих пор. 
 «Был заметен постоянный интерес ментов к этому месту»

В целом я не могу сказать, что мне все это сильно мешало. Возможно, из-за моего графика работы я никогда не попадал на большие скопления людей. Но было неприятно постоянно видеть столько ментов в одном месте.

Не думаю, что «Стратегия-31» — в смысле выбранного формата — оказала сильное влияние на массовые акции последнего полугодия. Когда я участвовал в «народных гуляньях» начала мая, в принципе похожих по формату на «Стратегию», просто без лозунгов и символики, почти ни у кого из участников гуляний не возникало ассоциаций со «Стратегией». И я думаю, что «народные гулянья» выглядели бы точно так же, даже если бы никакой «Стратегии» не было вообще. Но, как и любая другая массовая акция, она, разумеется, внесла свой вклад в формирование мнения многих людей о происходящем сейчас в нашей стране.

Есть разные формы выражения своего мнения. По-моему, это здорово, что они разные и их много». 

 
стратегий 31 юбилей

Людмила Алексеева 
_______

правозащитница, одна из основательниц Московской Хельсинкской группы

«Движение-31» — очень правильное движение в защиту 31-й статьи Конституции. Мне кажется, оно было трамплином к тем большим митингам, которые начались в декабре. Оно сыграло свою положительную роль — люди привыкли выходить на улицы. Это было некоей прелюдией к этим большим митингам, и я рада, что в этом участвовала. 

Думаю, что мое решение договориться с властями о согласовании было правильным. Эдуард Вениаминович Лимонов тогда отказался. Сказал: «Незачем согласовывать». Но я человек законопослушный, и по закону мы имеем право на митинги. В большом городе может получиться так, что в одном месте и одновременно митинг захотят провести люди противоположных взглядов — и могут быть столкновения. Поэтому нужно предупреждать власти. Я долго жила в Америке, и там предупреждают власти о митингах. Но власти там не придумывают хитрых запретов, как у нас. 
 «Раз начались эти большие митинги, то можно уже митинги на Триумфальной прекратить»
Раз начались эти большие митинги, то можно уже митинги на Триумфальной прекратить. Но если Эдуард Лимонов и его единомышленники считают, что нужно это продолжать, мне это понятно. Но сейчас, конечно, важное — это не Триумфальная. Сейчас все в отпусках, на дачах, а с сентября все начнется снова. Но уже не «Движение-31». 

Я уже старая и на митинги не могу ходить ни на какие. Слежу за ними по «Дождю», по интернету. Но я рада, что смогла подтолкнуть «Движение-31». 


стратегий 31 юбилей

Григорий Туманов 
_______

корреспондент ИД «Коммерсантъ»

К «Стратегии-31» у меня давно какое-то очень трогательное, что ли, ностальгическое отношение. Это такой дикий олдскул, когда практически одно и то же количество активистов выходит к памятнику Маяковскому, чтобы в итоге оказаться в автозаках. Этому предшествует ожидание вдохновителя акции Эдуарда Лимонова, который, стоит ему ступить на Триумфальную площадь, сразу же попадает в ОВД, а затем полиция начинает теснить манифестантов вдоль ресторана «Пилзнер», а потом отступает, чтобы затем снова заняться тем же самым. И так из месяца в месяц, по-моему, все повторяется посекундно. В этом есть нечто грустное, но и что-то, что заслуживает уважения. Мне приходилось ходить на «Стратегию-31» несколько лет, в том числе я застал и раскол ее организаторов, когда Людмила Алексеева с Львом Пономаревым пошли к памятнику на санкционированную акцию, а другороссы во главе с Лимоновым винтились в двух метрах от них, не желая идти «в этот загон». Лимонов, в общем, прав: нельзя отстаивать свободу собраний, спрашивая на то разрешение у мэрии.
  «Если бы не распри организаторов, не легкомысленность новых протестующих, то «Стратегия-31» могла бы сейчас снова стать одной из самых крутых уличных акций, площадкой, на которой властям можно было бы предъявлять вполне конкретные претензии» 

Работа журналиста на этой акции фактически ничем особым не отличается. Это ритуал — и все. А оценивать эффективность этой акции трудно. Скажем так, если бы не распри организаторов, не легкомысленность новых протестующих, то «Стратегия-31» могла бы сейчас снова стать одной из самых крутых уличных акций, площадкой, на которой властям можно было бы предъявлять вполне конкретные претензии. Но нет. Остался хардкор ради хардкора.

«Стратегия-31» — это, безусловно, такой протомитинг «За честные выборы». Правда, в итоге эти акции вобрали в себя все то, чем вскоре стала грешить «Стратегия-31»: собираться ради того, чтобы собраться, ходить на митинг, чтобы в сотый раз послушать условного Удальцова. Это было особенно видно 12 июня, когда вскоре после принятого дикого закона о митингах активисты шли по бульварам и радовались, что делают все по этому закону, хотя и говорили, что он драконовский. Ради чего?»   


стратегий 31 юбилей
 
Галиакберов Андрей Анатольевич  
_______

руководитель пресс-службы ГУ МВД 

«Мы не даем комментариев по этому поводу».



 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter