Атлас
Войти  

Также по теме

Зачем смотреть «Сталинград». Мнения

В кинотеатре «Октябрь» прошла премьера фильма «Сталинград» Федора Бондарчука. Фильм претендует на премию «Оскар». БГ собрал мнения сходивших на премьеру


  • 6386
Сталинград

Кадр из фильма «Сталинград»

Илья Варламов

Илья Варламов

блогер

«Фильм действительно очень красивый и качественный, трейлер не врет. Красивый и зрелищный, все отлично отрисовано, и спецэффекты просто отличные. Приятно, что у нас могут делать кино на таком уровне. При этом фильм совершенно пустой. Любовная линия, на которую делается основной упор, очень слабая.

«Сталинград» — кино про нескольких хороших парней, которые противостоят целой своре плохих парней. Все в лучших традициях голивудского фастфуда. Зрителю ни на секунду не дают забыть, что плохие парни, в роли которых выступают немцы, очень плохие. Они тупые, их кусают блохи, они насилуют женщин, в какой-то момент они сжигают людей, объясняя свои действия жертвоприношением языческим богам. Хорошие парни крушат врага за Родину, они не ругаются матом, они идут в атаку и вызывают огонь на себя, они защищают женщин, в какой-то момент снайпер убивает немца у колодца, и командир его пафосно отчитывает за этот «гнусный» поступок, ведь «даже животные не нападают друг на друга на водопое»! За крутыми спецэффектами совсем потерялся ужас той мясорубки, который был в Сталинграде.

«Сталинград» получился слишком пафосным. Слишком чистая форма, слишком много макияжа, слишком правильные диалоги героев, все очень предсказуемо.

Самое крутое в «Сталинграде» — титры. Во-первых, они идут под Земфиру. Во-вторых, не скажу. Просто не вставайте раньше времени со своего кресла, а внимательно читайте титры, там есть несколько сюрпризов».

Денис Горелов

кинообозреватель

«Это кино о том, как стюардессинской внешности блондинка и просто домашняя брюнетка в разное время лежали под немцами и за то пользовались ненавистью пожилых и молодых — только одной (чуть не написал «повезло»)… только одной не повезло меньше, а другой больше, и та, которой не повезло меньше, сочинила для сына другую, приличную, гордую историю этой войны и этого подвала, которая нас устраивала 70 лет, а теперь устраивать перестала, — и режиссер Бондарчук рассказал, как было на самом деле, все равно подписываясь под ее гордой сказкой большими буквами».
Антон Долин

Антон Долин

кинообозреватель «Вестей ФМ»

«С точки зрения идеологии это, наверное, самый отчетливо-гуманистичный фильм, снятый на постсоветском пространстве: здесь зло — не немцы и не советские особисты, а война как таковая, заставляющая людей против воли убивать и умирать. Тезис банальный, но его еще попробуй внятно выскажи. Команде Федора Бондарчука это удалось — и изощренная операторская работа Максима Осадчего, и сентиментальная музыка Анджело Бадаламенти, и впечатляющие декорации в помощь».

Вадим Рутковский

редактор отдела культуры проекта «Сноб»

«Бондарчук, как неизвестный старофранцузский сказитель или древнегреческий Гомер, предпочитает эпос — жанр, в котором допустимы самые пафосные аллюзии: в первом же сталинградском кадре саперы, подтопившие переправу, чтобы с воздуха не разглядеть, идут по воде аки посуху, изумляя старого набожного солдата. А в другом кадре солдаты для строительства той же переправы переносят бревна на плечах, будто несут кресты. У Бондарчука библейские образы, подсмотренные в 1942-м, выглядят впечатляюще. Как и, пожалуй, первое в отечественном, если не мировом кино косвенное оправдание запредельных зверств немецких захватчиков. В фильме они заживо сжигают еврейскую «тетю Римму» с ребенком, и этот акт насилия подается как жертвоприношение языческим богам, роднящее этих военных преступников с древними германцами.

У эпоса есть и обратная сторона. Коллективное тело Бондарчуку интереснее отдельных персонажей, и, чтобы «оживить» их, режиссер использует элементарный прием: закадровые характеристики, коротко рассказывающие о прошлом героев. По-моему, маловато, и я смотрел фильм «с холодным носом» — почти как оглушенная войной героиня, разучившаяся удивляться чему-либо: горю, подлости или собственному терпению. Но объективности ради скажу, что моя спутница Тоня, автор отличной кавер-стори в сентябрьском «Снобе», плакала».

Лариса Юсипова

кинообозреватель «Известий»

«Сталинград» Бондарчука при всей его насыщенности бытовыми, накопленными пытливым драматургом деталями войны похож на фильм-оперу, на произведение, повествующее о событиях, которые уже не могут восприниматься на реалистическом уровне.

Как и в «Девятой роте», за каждым из персонажей здесь своя история (которую рассказывает закадровый голос). И как в режиссерском дебюте Бондарчука, самым важным становятся все-таки не индивидуальные судьбы, а некий общий портрет героев. В многонаселенном «Сталинграде» всего три широко известных актера: Томас Кречман (капитан Кан), Петр Федоров (капитан Громов) и Андрей Смоляков (Полков).

Отдельный важнейший герой фильма — музыка. Композитор Анджело Бадаламенти рассказывает, что, когда в феврале 2010-го ему позвонил Бондарчук и попросил написать партитуру к «Сталинграду», он задал ему только один вопрос: а чем ваше кино будет отличаться от десятков других фильмов о войне?

«Пересечений, конечно, будет очень много, — ответил тогда режиссер, — но главными в картине должны стать доброта и нежность».

Петр Федоров

Петр Федоров

актер, исполнитель роли командира

«Самые сложные сцены в любом фильме — про самые простые вещи. Наш фильм — не только про войну, он еще и про любовь. И каждый из нас, смотря фильм про войну, ни разу не побывав на войне, может почувствовать фальшь именно в сценах про любовь. Классно, когда это получается, и обидно, если нет».
Мария Кувшинова

Мария Кувшинова

кинокритик «Афиши»

«Бондар­чук говорил, что каждый режиссер мечтает снять фильм о войне. Судя по «Сталинграду», речь шла о какой-то другой — об односторонней войне, объявленной Бондарчуком Стивену Спилбергу, Майклу Бэю и всему голливудскому стандарту военного кино. Никто не забыт, ничто не забыто — ни список кораблей из «Трои», ни налеты на Перл-Харбор, ни герои ко­миксов. Все вместе создает ощущение повторяющегося сна, из которого невозможно выбраться, как невозможно выбраться из пробки во время репетиции парада: «Дом стоит, свет горит, из окна видна даль — так откуда взялась печаль?»
Евгений Вышенков

Евгений Вышенков

журналист «Фонтанки.ру»

«Начинается фильм с правильного текста: самое кровопролитное сражение за всю историю человечества. Уже есть над чем закурить. Заканчивается тем же голосом Бондарчука: мы выиграли эту великую войну, а наше поколение не знает, что такое война вообще. Это не банальность. Это не лишнее повторение, что Бог все же есть. Тем более что первый жест в картине — перекрестившийся пожилой русский солдат.

Весь фильм скроен из штампов. Абсолютно. Чтобы тавтологически подчеркнуть — штамп на штампе. Но драматургически они соединены так, что иголка в шов не пролезет. Сегодня «Сталинград» в Волгограде будут первыми смотреть ветераны. Надеемся, они простят нужную небывальщину и безукоризненно белые зубы актеров».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter