Атлас
Войти  

Также по теме

Жертва режима

  • 1221

25 октября в ресторане «Викинг» (это такой кораблик на Москве-реке, недалеко от Киевского вокзала) правозащитники и журналисты отмечали годовщину ареста Михаила Ходорковского. Это был, естественно, не праздник, но и, слава богу, не поминки. Это был конкурс «Произвол в законе» для журналистов, пишущих о нарушениях прав человека. Жюри во главе с адвокатом Ходорковского Юрием Шмидтом награждало авторов газетных заметок. Были номинации и для радиожурналистов, и для телевизионщиков. Но в этих номинациях призов не присудили никому, потому что на федеральных каналах вообще не было сюжетов в формате конкурса, а региональные теле- и радиожурналисты представили только несколько работ, которые жюри сочло слабыми. То есть основная борьба в трех номинациях («Нарушение прав личности», «Нарушение социально-экономических прав» и «Нарушение политических прав») происходила между газетчиками.

В номинации «Нарушение политических прав» главный приз получил я. Летом, в День защиты детей, когда молодые коммунисты из «Авангарда красной молодежи» пришли к Белому дому требовать повышения детских пособий, сотрудники Федеральной службы охраны разогнали пикет, а заодно избили меня — я делал репортаж об этом пикете. Потом пресс-служба ФСО заявила, что меня избили потому, что не знали, что я журналист, — из этого следует, что НЕжурналистов бить можно. Об этом я написал заметку в своей газете, и за эту заметку мне дали главный приз — ноутбук.

Неловко даже как-то: я писал о себе, о нарушении своих прав, то есть никого кроме себя не защищал. Но организаторы конкурса мне объяснили, что я защищал право журналиста рассказывать о том, как разгоняют демонстрации и пикеты. Возможно, так оно и есть — по крайней мере, с тех пор я больше не слышал, чтобы ФСО избивала журналистов. А трое офицеров, которые меня били, больше не дежурят у Белого дома — хоть и утверждали на допросе в прокуратуре, что я упал сам, а они помогли мне встать и оказали первую помощь. Так что не могу назвать этот ноутбук халявным. Заслужил, чего уж там.

Сразу после этой неприятности у Белого дома меня позвали на передачу «Свобода слова» к Савику Шустеру, и я там рассказывал, как меня положили лицом на асфальт, наступив сапогами на распластанные по этому асфальту руки-ноги, как я поднял голову и получил удар сапогом в челюсть, как ходил в больницу, где засвидетельствовали сотрясение мозга, и так далее. Потом это же раз пять я рассказывал следователям прокуратуры и судье. После награждения меня позвали на «Эхо Москвы», и там я тоже говорил — вот, мол, побили, обидели, жертва режима я, в общем. А мне 24 года. Сильный здоровый парень. Морскую академию закончил. Через Атлантику два раза на паруснике ходил. Первый разряд по соответствующему виду спорта имею. Лейтенант ВМФ. И вот я жертва. Пускай даже Антинародного Чекистского Режима — но жертва, блин. Неприятно как-то. Но, с другой стороны, что еще делать в такой ситуации? Я вот, например, не знаю, что делать. Поэтому получаю призы — за то, что я жертва.

Все, кто выступал перед участниками конкурса, говорили о том, что очень надеются, что конкурс не последний. Я тоже надеюсь, хотя, если честно, не планирую в нем больше участвовать. Ноутбук — это, конечно, хорошо, но когда тебя бьют ногами по лицу — очень неприятно.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter