Атлас
Войти  

Также по теме

​Технологии лишили нас ума, а скоро лишат работы и будущего

Автоматизация, роботы и прочие инновации уже сделали нас глупыми и неприспособленными к жизни. Но это только начало. В ближайшем будущем они заберут наши рабочие места и заставят нас влачить жалкое существование

  • 10183
Robots in a car factory

Nataliya Hora

Развитие технологий упрощает нашу жизнь. А мы привыкли замечать  лишь позитивные изменения, свзанные с их распространением. Нам кажется, что навигаторы и калькуляторы просто избавили нас от скучной рутины, но не сделали нас хуже. На самом деле, это не так.

Из-за развития технологий мы стали глупее и уже не в состоянии найти дорогу без GPS или произвести простейшие вычисления без компьютера. Но это лишь полбеды. Роботы и компьютеры не просто делают нас зависимыми и слабыми. Они идут дальше и отбирают у нас рабочие места. В промышленности людей заменяют роботы, а секретарей и администраторов в офисах – компьютеры.

Человек и автомат

Мысль о том, что человек и используемые им инструменты влияют друг на друга, не нова, об этом говорят уже две тысячи лет. Но сейчас эта проблема приобрела совершенно иной масштаб, уверен Николас Карр, американский писатель, учёный и публицист. В своей книге «Стеклянная клетка: автоматизация и мы», учёный исследует влияние автоматизации на человечество, пытаясь понять, каковы в действительности последствия роста зависимости человека от компьютеров и роботов. 

Карр проанализировал различные сферы, в которых программное обеспечение помогает человеку, начиная с медицинских средств диагностики и заканчивая программами моделирования для архитекторов.  В книге автор так же высказывает свою точку зрения по вопросу, подчиняют ли технологии своих пользователей или освобождают.  Мы уже находимся в плену у машин, но не замечаем этого, отсуствие решеток в нашей цифровой тюрьме создает у нас иллюзию свободы, уверен Карр. 

Карр описывает исследование, проведенное в 2004 году. Его участников разбили на две группы и посадили играть в логическую компьютерную игру. Задача головоломки – придумать, как перевезти через реку на лодке пять миссионеров и пять каннибалов, если учесть, что в лодку влезает только по три человека. Ясно, что каннибалы не должны численно превосходить миссионеров ни на берегу, ни в лодке.


Интернет приучил нас бегло просматривать заголовки, но при этом мы стали мыслить беспорядочно, воспринимать информацию поспешно и поверхностно

Первая группа использовала изощренную программу, которая предлагала подсказки и различные варианты ходов в заданных сценариях. Вторая группа использовала простую программу, которая почти не помогала игрокам. На первых порах у той группы, которая использовала сложную программу, процесс шел быстрее, но в итоге выяснилось, что те, кто использовал простую программу,  сделали меньше неправильных ходов и решили головоломку более эффективно. Психологи, проводившие исследование, пришли к выводу, что те, кто не получал помощь от компьютерной программы, продемонстрировали более глубокое понимание правил игры и её стратегии.

Программа вместо мозга

Чтобы понять, как сильно влияют технологии на наш мозг, не нужно далеко ходить: наглядными примерами являются школьники и студенты. Технологии, которые применяются в учебном процессе (как калькуляторы или автокоррекция орфографии), должны освободить учеников от рутинных действий, чтобы они могли подумать о более интересных и сложных вопросах. Но в итоге выходит, что их использование снижает познавательные способности учеников, а не усиливает их.

Например, психологи, изучающие процессы формирования памяти, обнаружили, что  акт генерации слова в сознании позволяет развить способность запоминания. Когда компьютер автоматически исправляет речевую ошибку или предлагает  всплывающее меню с опциями, мы оказываемся не в силах сами вспомнить нужное слово.

В профессиональной деятельности технологии тоже не способствуют качеству работы.  Врачи стали настолько полагаться на медицинские аппараты, что без них уже не улавливают элементарные симптомы болезни у пациентов и не могут поставить простейшие диагнозы. Карр разговаривал и с архитекторами, которые разучились рисовать, перейдя на цифровые программы.  Он приводит несколько действительно пугающих примеров: пилоты коммерческих авиакомпаний не могли выполнить простейших вычислений для корректировки курса в чрезвычайных ситуациях, потому что обычно целиком полагались на автопилот.

В качестве еще одного доказательства Карр приводит охотников на северных оленей в Канаде. Прошлые поколения охотников могли точно выслеживать оленей в тундре, чувствуя трудноуловимые изменения ветра, изучая следы и зная повадки животных. Когда молодое поколение оленеводов стало использовать снегоходы и GPS, все эти навыки были утрачены. Они начали доверять навигаторам настолько, что игнорировали очевидные опасности, вроде тонкого льда или обрывов. И если GPS был сломан или батарейки замерзали, молодые охотники, которые не развивали и не практиковали традиционные навыки, становились уязвимы и беззащитны

В своем эссе «Делает ли Google нас глупыми?» Карр пишет о еще более неприятных последствиях всеобщей автоматизации и интернетизации. Интернет приучает человека максимально быстро искать и потреблять информацию, но при этом человек утрачивает способность концентрироваться. Карр отмечает, что раньше погружение в книгу удавалось ему без труда, а сейчас уже после двух-трёх страниц внимание начинает рассеиваться. Очень тяжело заставить мозг вернуться к тексту, не потерять нить повествования. Интернет приучил нас бегло просматривать заголовки, смотреть видео и слушать подкасты, но при этом мы стали мыслить беспорядочно, воспринимать информацию поспешно и поверхностно.

Кто занимает наши рабочие места

Автоматы и программы не только меняют нас, они меняют и рынок труда. Экономисты Майк Кортес (Манчестерский университет, Великобритания), Нир Джаймович (Университет Дьюка, США), Кристофер Некарда (Совет управляющих Федеральной резервной системой, США) и Генри Сиу (Университет Британской Колумбии, Канада) проанализировали динамику рынка труда США, чтобы понять, какие работники больше всего страдают от автоматизации.


люди будут влачить жалкое потребительское существование на пособия, выплачивая кредиты десяткам корпораций-монстров

Выяснилось, что это люди со средней заработной платой, ежедневно выполняющие одни и те же стандартизированные операции (секретари, рабочие специальности).  Приток сотрудников на среднеоплачиваемые рабочеи места уменьшается, при этом освободившуюся нишу занимают рутинные когнитивные работники – чаще всего это образованные женщины.

Чтобы в полной мере понять феномен поляризации на рынке труда, исследователи обратились к различным демографическим группам в экономике. Они пришли к выводу, что важным фактором, повлиявшим на снижение занятости на рынке сотрудников со средней заработной платой, явилось снижение доли молодых работников на таких местах. И это никак не связано с демографической ситуацией. Молодые люди в возрасте с 16 до 34 наименее заинтересованы в переходе к рутинной работе. Из всех демографических групп, это изменение наиболее ощутимо при учете совокупного снижения занятости в секторе со средней зарплатой. 

Встает вопрос: куда же деваются безработные с тех самых рутинных рабочих мест? Рутинные занятия можно разделить на две группы: во-первых, это те, кто выполняет ручную работу, вроде операторов машин, имеющие относительно низкий уровень образования; во-вторых, это рутинные когнитивные занятия, вроде секретарей и администраторов, которые выполняют женщины с более высоким уровнем образования.

Изучив данные о поиске работы в США в период с 1980 года, после Великой рецессии, учёные пришли к следующим результатам. Работники рутинного ручного труда не переходили к высокооплачиваемому умственному,  а выбирали в основном места с рутинными когнитивными заданиями  или низкооплачиваемые места с нестандартной ручной работой (повара, домработники). Рутинные когнитивные работники получили выгоду от исчезновения мест со средней заплатой  – они стали переходить на высокоплачиваемые места, ориентированные на интеллектуальную деятельность (менеджеры, финансовые аналитики). Таким образом, работники этих профессий, в основном, образованные женщины, переместились вверх по карьерной лестнице.

Когда антиутопия станет реальностью

Но возможно скоро не только средний класс лишится рабочих мест. В будущем мире высоких технологий не будет места человеку – так считают экономисты и футурологи. Роботы заменят людей на производстве, а люди будут влачить жалкое потребительское существование на пособия, выплачивая кредиты десяткам корпораций-монстров.

О том, что планету ждет в будущем мрачная утопия, говорили многие известные экономисты. Например, Пол Кругман -  американский экономист и публицист, лауреат Нобелевской премии по экономике. Он считает, что компания Apple – это яркий пример того, как роботы производят других роботов. Корпорация решила производить материнские платы в США, вернув производство из Китая поближе к американскому рынку и отказавшись от дешевой азиатской рабочей силы.  

Однако все доходы от продажи устройств постепенно переходят от работников к собственникам и банкам. А труд человека при этом не будет стоить ничего, вне зависимости от того, что умеет работник. В последние 10 лет роботы заменяют даже высокооплачиваемых специалистов – юристов и переводчиков.

Другой американский экономист Кеннет Рогофф считает, что причиной кризиса инноваций стал кредитный бум и последующее снижение кредитования.  Ученые, разрабатывающие проекты в области нанотехнологий, энергетики, нейробиологии, обеспокоены тем, что меняют мир слишком быстро. Сокращение кредитования всегда сильно бьет по малому бизнесу и стартапам, откуда и приходят лучшие идеи. Таким образом, монополии, где концентрируется капитал, душат инновации.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter