Текст: Андрей Яковлев
Фотограф: Виктор Юльев

Как связаны еда и рак? Влияет ли прожарка стейка на риск появления рака? Чаще или реже болеют вегетарианцы? Часто ли нужно делать скрининг? Как «спецоперация», уход иностранных компаний и санкции повлияли на сферу лечения онкозаболеваний и на какой период хватит лекарств? Эти и другие вопросы мы задали хирургу-онкологу, заместителю директора клиники имени Пирогова, Ростиславу Павлову. Читайте его интервью «Большому Городу» в рубрике «Что нового».

Что приводит к колоректальному раку

— Сколько видов рака жкт и какой самый популярный?

 Разделим все онкологические заболевания ЖКТ по расположению. От пищевода до прямой кишки у каждого органа несколько подвидов рака. Плюс раки делятся по видам клеток, из которых состоят: рак пищевода может быть из плоских клеток или из обычных железистых. Так же и в других местах. У желудка около 4–5 подтипов рака, при этом единого количества раков не существует. Нельзя сказать, что их 56 — вам сразу скажут, что забыли 57-й.

Наиболее популярный среди раков ЖКТ — колоректальный рак, то есть рак ободочной и прямой кишки. Он входит в тройку лидеров по всем видам ракам.

— Почему колоректальный рак стал «популярнее»?

— Тенденция связана с питанием. Мы стали больше есть стейков прожарки «медиум», а данный вид рака очень любит красное мясо. У людей, которые едят много красного мяса, колоректальный рак диагностируют чаще. Еще один фактор — это избыточный вес.

— Как соблюдать баланс по весу?

— Уменьшить жирное, жареное и красное мясо. Налегать на клетчатку и фрукты. Не курить, нагружать тело физическими нагрузками. Чем их больше, тем ниже риск заболеть онкологическим заболеванием. Все банально просто.

— Прожарка мяса действительно имеет значение?

— Нет, скорее, важно просто красное мясо — его количество.

— Какая еще еда влияет негативно?

— Консервированные продукты, колбасы.

— Соль увеличивает риск появления онкологии?

— Вред соли не доказан. Но ее используют в консервантах, а они — фактор развития рака.

— Вегетарианцы и веганы чаще болеют раками ЖКТ или реже?

— Нет исследований, которые показали, что веганы болеют реже. Организм человека — это хищник, и ему нужно получать животные белки. Бобовые и спаржа не дают столько, сколько нужно. Но и сказать, что веганы болеют чаще, тоже нельзя.

Зато могу сказать, что пожилые люди стали меньше болеть, а молодые — больше. Из-за генетической предрасположенности и наследственных заболеваний, таких как синдром Линча, семейный аденоматозный полипоз, синдром Турко, Пейтса-Егерса и других.

— Почему мясо вызывает именно колоректальный рак, ведь в его переваривании участвует много органов?

— Большая часть полипов и процесс всасывания воды происходит в толстой кишке. Поэтому, а также из-за ее анатомического строения большая часть полипов, которые перерастают в рак, появляется именно там.

— За сколько полипы могут перерасти в рак?

— У всех по-разному. У кого-то за месяц могут вырасти, у кого-то десятилетиями зреют.

— Какие основные схемы лечения колоректального рака?

— Главная победа — это иммунотерапия, которая направлена на переучивание клеток лимфоцитов, чтобы они находили опухоль и убивали ее. Представьте, что вы таможенник на мексиканской границе. И вот однажды вы видите, как мексиканцы массово проходят через границу. И все с американскими паспортами! Ничего сделать вы не можете, потому что документы у них вроде в порядке, хотя выглядят они не как американцы. После этого к вам приходит пограничник с иммунотерапией и говорит: «Андрей, вот смотри: эти мексиканцы подделали паспорта по такому-то принципу, я тебя научу их распознавать». И все — больше вы таких мексиканцев не пускаете. То же самое с иммунотерапией. Лимфоциты борются с раковыми клетками, которые косят под обычные. И иммунотерапия помогает отличать больные клетки от здоровых.

— Насколько эффективно лечат колоректальный рак?

— Люди стали меньше умирать от колоректального рака. В первую очередь благодаря программе скрининга — методике, которая позволяет выявлять заболевания на ультраранних стадиях и удалять предраковые заболевания — полипы.

Существует много вариантов скрининга, один из которых — сдать кал на скрытую кровь. Он очень простой и хорошо работает. Пациент сходил в туалет, приложил палочку и увидел, есть скрытая кровь или нет. Если есть — идем к врачу.

Но самый эффективный метод выявить рак — это колоноскопия. Людям старше 40 лет мы рекомендуем проводить ее раз в три года. Однако если у вас в семье случаи колоректального рака у первой линии родственников, то есть мамы или бабушки, то лучше начать проверять за 10 лет до момента, когда появился рак в семье. Если мама заболела в 40, детям рекомендовано начинать скрининг с 30 лет. Я своим родителям на 30 лет совместной жизни подарил колоноскопию под наркозом.

— Ощущение, что видов рака так много. непонятно, на какой проверяться в первую очередь.

— Существует много генетических тестов на предрасположенность к видам рака. Эта процедура называется секвенирование генома. Она доступная — до 20 тысяч рублей.

— Какая средняя выживаемость при раках ЖКТ?

— При раке желудка первой стадии — 95 %. При второй — 70–80 %. При третьей — 50–60 %. При четвертой — до 20 %.

Зато при колоректальном раке выживаемость на четвертой стадии доходит до 50–60 %. Выживаемость — это жизнь больше пяти лет.

Как негативные эмоции влияют на появление онкологии

— Какой самый опасный вид рака ЖКТ?

— Рак поджелудочной железы, который также называют «ласковым убийцей». Человек не чувствует его проявлений и ощущает себя здоровым. Ощутить рак поджелудочной можно только по радикальным симптомам: резкое снижение массы тела, появление желтухи и резкой боли. Его обычно диагностируют на 4 стадии, он агрессивный, быстро растет, лечится не так хорошо, как хотелось бы.

Скрининг на рак поджелудочной не работает. Нет метода, который бы сразу его диагностировал. В рамках одного исследования людям делали КТ поджелудочной с интервалом в несколько лет. В поджелудочной часто находили доброкачественные образования, например, аденомы и кисты. Но люди сильно переживали, что эти образования переродятся в рак (чего произойти не может), и требовали удалять их.

Скрининг приводит к ненужным операциям, а они — к осложнениям. К поджелудочной железе нужно относиться трепетно, потому что любая операция на ней может повлечь за собой панкреатит. Поэтому единственное, что остается делать, — профилактика. А сильный предиктор развития рака поджелудочной железы — это сахарный диабет и алкоголь.

— Переживания о возможном раке увеличивают риск его появления?

— Да, стресс сильно увеличивает риск появления рака. Когда люди узнают об опухоли в теле, они будто хотят, чтобы она оказалась злокачественной.

У пациентов с нормальным психоэмоциональным состоянием, которые любят докторов и лечатся, выживаемость лучше, чем у тех, кто всем недоволен. Пациенты, которые счастливы и чувствуют поддержку, живут дольше, чем одинокие пациенты.

— То есть справедливо, что злой или обидчивый человек имеет больше шансов заболеть раком?

— Если пациент после операции захотел умереть, ты что хочешь с ним делай, он все равно умрет.

Как гастрит приводит к раку желудка

— Если у меня часто болит живот, нужно сразу делать скрининг?

— Сто процентов. Если болит желудок, надо сделать гастроскопию и не заниматься самолечением. Если у вас проблемы со снижением массы тела, резкая уставаемость, обязательно пройдите обследование. Необязательно будет онкология, но к своему организму все равно нужно прислушиваться. Не терпеть боль, глотая обезболивающие. Я всегда спрашиваю пациентов, есть ли у них автомобиль. Если да, спрашиваю, как часто они в нем меняют масло. Все меняют раз в 10 тысяч километров, потому что это важно. Так и организму важно проводить техосмотры. Наше тело — такой же механизм.

— Да, но с машиной мы знаем, что масло стоит менять раз в 10 тысяч, а когда делать гастроскопию, не так очевидно. Каждый раз, когда болит живот?

— Живот просто так болеть не будет. Проще сделать гастроскопию, диагностировать заболевание, пролечить и забыть о проблеме. Даже обычный гастрит может перерасти в рак.

— Из-за определенной бактерии?

— На появление рака желудка влияет несколько факторов: курение, алкоголь, генетика и бактерия Helicobacter. Если часто болит живот, значит, проявляется острый гастрит и активизируется Helicobacter, которая повышает риск появления рака желудка. Но ее можно пролечить.

— Насколько сильно влияние бактерии?

— Не могу измерить в процентах. Но могу сказать, что у 9 из 10 людей с раком желудка есть хеликобактер.

— Как еще можно распознать рак желудка?

— Скрининг рака желудка большого эффекта не показал. Единственная успешная программа скрининга работает в Японии, когда ты, грубо говоря, на работу не можешь пойти без гастроскопии. У них первая стадия рака выявляется в 90 % случаях. Японцы знают, что им нужно постоянно находиться в тонусе, потому что они едят много острого и горячего. Всех скринингуют с 35 лет.

Рак во время «спецоперации» и школа хирургов-онкологов имени Андрея Павленко

— Как ситуация на украине повлияла на вашу работу?

— В связи со «спецоперацией» стоимость лекарств и расходных материалов выросла на 30 %, но пока что все есть в наличии. У всех организаций запасы куплены на полгода вперед. Если все будет идти так же, как сейчас, к сентябрю мы почувствуем изменения. Или государство будет субсидировать стоимость лечения, или пациентам придется самостоятельно покупать лекарства — по цене от 20 до 100 тысяч рублей.

— Что будет осенью? Придется делать выбор, кого лечить?

— Да, тех, у кого больше финансовых возможностей и связей. Или у кого больше шансов выжить.

— Существует мнение, что человеку не в Москве или петербурге сложно получить качественное лечение.

— Все гниет с головы. Я знаю много регионов с отличными главными врачами и директорами больниц, в которых оснащение гораздо лучше, чем в большинстве мест Петербурга и Москвы. Например, костромской онкодиспансер, где просто работает хороший адекватный главный врач, который настроен на развитие, а не на постройку загородного дома побольше.

— Импортозамещение вас не коснулось?

— Мы не сможем полностью перейти на отечественные лекарства в сфере лечения рака ЖКТ, потому что возможности нашей продукции пока не дотягивают до американского и европейского уровней.

Часть препаратов замещают и сейчас, но иммунотерапия, таргетная, химио- и большая часть расходных материалов для хирургии нужны импортные. Когда приходят русские аналоги, хочется обнять и плакать.

— Как с началом ***** к вам изменилось отношение со стороны западных коллег?

— В апреле я окончил Гарвард. Когда меня спросили о «спецоперации», я рассказал свое мнение и сказал, что русские ученые и хирурги переживают по поводу хейта общественности. Мои коллеги — 180 руководителей крупнейших хирургических департаментов со всего мира — сказали, что не отвернутся от ученых из России. Хотя уже сейчас есть сложности с получением современной информации. Многие статьи и научные публикации отвергаются из-за нашей национальности. Русских немного закэнселили.

Если в Европе или Америке происходит то, что не нравится культурному обществу, а врачи — это ультраэлита, то они митингуют и собираются в разные организации. И их слышат. А у меня ряд коллег в России арестовали за высказывание своего мнения. Они просто подписывали коллективные письма, выходили на митинги. На них завели административные дела с намеком на уголовные. Все эти врачи эмигрировали за границу.

Если в России будут ущемлять врачей, начнется страшная история: все соберутся и уедут в другие страны. С февраля русским врачам разлетелось очень много приглашений. Мне предлагали серьезные позиции четыре страны, но я пока остаюсь здесь. Верю, что что-то наладится.

— Как много, по вашим оценкам, уже уехало врачей?

— Около 200 серьезных врачей. Уезжают самые сливки, топы. Обычных за границу не зовут.

— Чему вас научила история Андрея Павленко?

— Он мой учитель, я был рядом всю его болезнь. Я понял, что важно все делать вовремя. Не откладывать на завтрашний день то, что хочешь сделать сегодня. Он посвятил всю жизнь хирургии и лечению пациентов, но совершенно не отдыхал и не уделял столько времени, сколько хотел, семье и близким. Хирурги тоже не киборги, и им нужна перезарядка.

— Школа Павленко продолжает работу?

— Да, все нормально, обучает резидентов. В этом году выпускается первый набор — шесть хирургов, которые учились так, как хотел Андрей Николаевич. Недавно прошел новый набор. Они планируют выпустить золотую сотню хирургов, которые умеют оперировать.

Но инвесторы школы попали под санкции. Надеюсь, они смогут и дальше обеспечивать ее работу.